« | Главная | »

Эскизы костюмов Бакста

Опубликовал Художник | 4 Февраль 2009

Эскизы костюмов Бакста вызывают всеобщее восхищение. «В этой области Бакст, — писал Бенуа, — с первых шагов (еще в России, еще при постановке «Сердца маркизы» и «Феи кукол») занял прямо-таки доминирующее положение и с тех пор так и остался единственным и непревзойденным.
Я помню, какой восторг возбуждал он, являясь на наши вечерние свидания с Дягилевым то с одним, то с другим только что им созданным эскизом. Восторг вызывали как неисчерпаемая фантазия художника, так и изумительные находки в смысле сочетания и самого качества цветов. Кроме того, восхищало то мастерство, с каким все было сработано, и та «щедрость», с которой была отделана каждая деталь. Такая отделка не вызывалась какой-либо технической необходимостью, портной и модистка привыкли понимать многое с намека (многое же на сцене просто пропадает), но Бакст для собственного удовольствия (или ad majorem Dei gloriam) все же придумывал всякий узор и, как ювелир, затем чеканил его, и вот почему до сих пор его костюмные макетки, помогшие в свое время созданию чарующих театральных ансамблей, ныне остаются сами по себе драгоценными художественными произведениями».

Бакст в своих эскизах рисует не кукольную одежду для балерин, его рисунки — рисунки кукол и ни в коей мере не рисунки манекенов в нужном костюме с подробными указаниями портному; это вообще не рисунки для портного. Для Бакста — декоратора не характерны (и встречаются только в начале деятельности) рисунки персонажей в костюмах, данные в нескольких поворотах, с пометками, объясняющими портному покрой, испещренные мелкими деталями, прорисовками орнаментов, аксессуаров.

Эскизы Бакста сразу же приобретают самоценное значение. Сценические рисунки Бакста можно рассматривать как графическую серию, они приобретают самостоятельную жизнь, воспроизводятся на открытках, экспонируются на выставках, интересны безотносительно к спектаклю и позволяют говорить о сценической графике Бакста как о своеобразном жанре.

Баксту принадлежало также оформление нескольких спектаклей на античную тему. Интерес к прошлому, к ушедшим культурам характерен для начала века. Деятели театра, литературы, философы призывают вернуться к античному театру как всенародному действу. Для Бакста первой работой, связанной с античностью, стала постановка пьесы Еврипида «Ипполит», в переводе Мережковского, на сцене Алексадринского театра. Постановщик «Ипполита» — молодой режиссер Юрий Озаровский, большой знаток античности, закончивший ранее археологический институт, — стремился к обновлению театра через возврат к античному театру.

При этом имелось в виду не археологическое восстановление, реставрация античного театра, но выявление сути античной драмы, очищение смысла античной трагедии. Ради воскрешения сути, духа античности Бакст не придерживался археологической достоверности и позволил себе стилизованную плоскостность декораций, что, однако, не было оценено и вызвало упреки рецензентов в неумелом рисунке.

Комментирование закрыто.