« | Главная | »

Трактат Го Си

Опубликовал Художник | 3 Февраль 2009

Выдающиеся представители сословия ученых в Китае XI века были в равной мере и государственными деятелями, и литераторами, историками, художниками, философами. Крупнейший государственный деятель Ван Ань-ши (1021-1086) — прекрасный поэт, Сыма Гуан (1019-1086) — первый в средневековье составитель сводной истории Китая, ученый и поэт; Су Ши (1037-1101) — поэт, художник и знаток искусства, то есть критик, коллекционер. На государственной службе были поэт Оуян Сю (1007-1072), поэт и художник Хуан Тин-цзяпь (1045-1105), художник Ли гун-линь (1049-1106). Перечни чиновничьих должностей, которые занимали художники, содержат китайские хроники. Искусство было для них такой же естественной сферой приложения сил и таланта, как занятия общественной деятельностью.

Чтобы получить должность чиновника, нужно было сдать государственные экзамены, причем каждый человек, вне зависимости от его социального происхождения, имел право пройти испытания. В середине XI века в экзаменах в столице принимали участие сразу около семи тысяч человек. Главные требования предъявлялись к сочинениям на темы конфуцианского канона; кроме того, нужно было уметь писать стихи. Образование, как мы бы сейчас сказали, было гуманитарным, а человек, получивший образование, то есть овладевший основами культуры — вэнь, должен был стремиться к идеалу «благородного мужа» — цзюнъцзы. Цзюнъцзы обязан осуществлять своей жизнью конфуцианский «кодекс чести»: человеколюбие, чувство долга, верность, справедливость. Его деятельность направлена на службу семье и государству, которое мыслилось как большая семья, где каждый занимает свое место и младший подчиняется старшему, почитает родителей и предков.

Государственная служба — его общественный долг, но можно оставаться цзюньцзы не служа, не стремясь к карьере, важнее — сохранить в себе идеал «благородного мужа», ни на минуту не забывая о нем. Конфуцианство было сосредоточено на повседневной деятельности, на правильных отношениях между людьми, на выполнении общественного долга. Этот разумный, проверенный временем порядок, запечатленный в литературе и искусстве нравственными, дидактическими сюжетами, оставлял мало места непосредственному и естественному общению с миром, чувству.

Даосизм и буддизм восполняли эту лакуну. Конфуцианство, даосизм и буддизм — стороны одного явления — китайской культуры, учения, не исключающие, а дополняющие друг друга, поэтому не только способные сосуществовать на протяжении двух с лишним тысячелетий, но совмещаться в одном человеке. Нет никакого вероотступничества в том, что конфуцианец, активный государственный деятель Су Ши состояние творческого вдохновения объяснял с даосско-чаньских позиций; что в различных историях живописи сунского времени перечисляются на равных правах картины на конфуцианские, буддийские и даосские сюжеты и один художник мог расписывать и буддийский и даосский храмы.

Трактат Го Си начинается цитатой из сочинения Конфуция (VI-V века до н.э.) «Беседы и высказывания», через несколько строк мы читаем, что художник был даосом; а рядом — причины его успеха толкуются опять по-конфуциански: он прославился, ибо «был глубок в свершении добродетели, почитал родителей, друзей, был человеколюбивым». Таких примеров много, в них, как писал академик В. М. Алексеев, та самая «загадочная двойственность, которая свойственна ученому-конфуцианцу по образованию и даосу по мировоззрению».

Комментирование закрыто.