« | Главная | »

Память о Караваджо в XVIII и XIX веках

Опубликовал Художник | 3 Февраль 2009

И, тем не менее, в XVIII и XIX веках имя Караваджо было почти забыто. Огромный интерес к себе он пробудил в начале нашего столетия, когда о нем стала появляться обширная научная литература, не иссякающая до сих пор; начиная с 50-х годов был организован ряд больших европейских выставок, посвященных ему и его кругу, в Милане, Афинах, Неаполе и особенно в 1965 году в Париже, куда в Лувр из различных музеев и церквей были свезены лучшие полотна этого мастера.

Сам же Караваджо молчал о себе. От него не сохранилось ни строчки, лишь устные высказывания на судебных допросах. Он никогда не обладал «своим», прижизненным биографом, подобным Асканио Кондиви, Пьетро Аретино, Филиппе Бальдинуччи или графу де Шантелу. Он никогда не сочинял трактатов о живописи вроде Цуккаро или, Беллори, никогда не писал сонетов и писем, как Микеланджело и Рубенс, и не вел дневников, где житейские заботы перемежались бы с художественными планами, что было свойственно Понтормо и особенно Лоренцо Лотто, одному из интереснейших ломбардских мастеров, оказавшему на Караваджо большое влияние. Даже его так называемые «автопортреты» не были портретами в прямом смысле слова, так как он всегда скрывал свою подлинную сущность под чужими обликами. То это был полуспрятанный за колонной, убегающий, как бы загнанный, человек в черном плаще («Убиение св. Матфея»), то его черты угадывались в грубом и жестоком, искаженном смертью лице Голиафа, чью гигантскую отрубленную голову протягивает вперед молодой библейский герой Давид («Давид с головой Голиафа»). Карандашный портрет Оттавио Леони наиболее объективно передает его внешность — темпераментное и немолодое лицо с грубоватыми чертами и сумрачным выражением темных, как бы сверлящих зрителя глаз.

Микеланджело Меризи да Караваджо родился в 1573 году в небольшом ломбардском селении Караваджо, где отец его, сеньор Ферми, был архитектором и домоправителем маркиза да Караваджо. Когда мальчику было одиннадцать лет, его старший брат Баттиста, упомянутый у Манчини как священник, отдал его в обучение художнику Симоне Петерцано из Бергамо; Микеланджело провел у него в Милане около пяти лет, пройдя профессиональную живописную школу. Однако более сильное художественное воздействие оказали на Караваджо замечательные североитальянские мастера XVI века, работавшие в небольших провинциальных городах земледельческой Ломбардии — Бреше, Бергамо, Кремоне — северных владениях Венецианской республики. Савольдо, спокойная поэтическая живопись которого отражала влияние Джорджоне, а также Романино, Моретто да Бреша, Порденоне, Лоренцо Лотто, Морони, Джулио Кампи, Бассано были теми живописцами, чье творчество вошло в художественное сознание Караваджо с молодых лет.

Хотя эти мастера по своим особенностям и стилю сильно отличались друг от друга, их объединяли новые реалистические искания, стремление к непосредственной передаче действительности, к типу простонародных лиц. Их колорит был ближе к природе, и светотеневая трактовка предмета играла большую роль в их живописи. Они глубже, чем художники Флоренции и Рима, уже захлестнутые во второй половине XVI века волной зрелого маньеризма, хранили в чистоте и неприкосновенности великие традиции искусства Высокого Возрождения.

Комментирование закрыто.