« | Главная | »

Жизнь Караваджо в Риме

Опубликовал Художник | 3 Февраль 2009

Однако именно Рим оставался средоточием художественной жизни Италии. Диктатура папы Сикста V, желавшего вернуть ему прежнее положение столицы мира, была направлена не только на укрепление контрреформации и активизацию католицизма, но и на архитектурную перепланировку Вечного города, в чем главное участие принимал архитектор Доменико Фонтана.

В 1593 году было завершено строительство собора св. Петра. Из разных городов в Рим стягивались артистические силы, находившие применение своим талантам: из Неаполя — Чезаре д’Арпино, из Урбино — Федериго Бароччи, из Пизы — Орацио Джентилески, из Ломбардии — Муциано и Ронкалли. В 1594 году из Болоньи в Рим по приглашению кардинала Одоардо Фарнезе приехали Агостино и Аннибале Карраччи, одни из виднейших живописцев этого времени. В Риме работал глава маньеристического направления Федериго Цуккаро, художник, автор «Трактата о живописи», президент Академии св. Луки. Джованни Бальоне и архитектор Онорио Лонги находились в непосредственном общении с Караваджо, хотя и не представляли собой сколько-нибудь значительных величин. Да и кто, кроме Аннибале Карраччи, мог в ту пору быть достойным его соперником?

Когда молодой и никому не известный ломбардец приехал между 1588-1591 годами в Рим, ему было семнадцать или восемнадцать лет. Он начал с нищего, полуголодного существования и «до того обнищал и обносился, что несколько добросердечных собратьев по профессии из жалости стали его поддерживать», — говорит Бальоне. Это были случайные заказы и случайные покровители, вроде Пуччи — адвоката римской курии, или маэстро Валентино, перекупщика картин, игравшего по отношению к Караваджо роль своеобразного Дюран Рюэля, по выражению Р. Лонги, или Лоренцо Сичилиано, «малевавшему в своей мастерской третьеразрядные картины», — говорит Бальоне. Вскоре Караваджо поступил помощником в мастерскую Чезаре д’Арпино, где учился писать цветы и фрукты. Затем, по-видимому, он попадает в больницу для бедных (Санта Мариа делла Консолационе), где, по свидетельству Бальоне, выполняет несколько картин. «Пробуя писать самостоятельно, — говорит Бальоне, — Караваджо написал несколько небольших полотен, изображая себя в зеркале». Это не совсем точное свидетельство, так как художник далеко не всегда изображал себя, да и это можно считать условным. Однако этот давно применявшийся в живописной практике прием давал ему возможность отграничить определенное композиционное пространство, в пределы которого он помещал фигуру или натюрморт, тщательно их детализируя.

Такие «зеркальные» изображения производили впечатление своеобразных живописных опытов, имевших целью передать натуру, как бы выхваченную из окружающей ее среды и изолированную от нее. Эти небольшие по размеру «камерные» картины, выполненные, весьма вероятно, по заказу, не имели сложного сюжета. Большей частью это были изображения юношеских полуфигур с красивым типом лица, но мало индивидуализированным и почти имперсональным: правильный овал, миндалевидный разрез глаз, крупный нос и полные губы. Такими предстают перед нами данные всегда на нейтральном фоне персонажи картин «Больной Вакх», «Мальчик, чистящий грушу», «Мальчик, укушенный ящерицей», «Продавец фруктов», «Концерт», «Лютнист», «Гадалка» и одна из его лучших ранних картин — «Вакх».

Комментирование закрыто.