« | Главная | »

Поездка Шагала в Париж

Опубликовал Художник | 27 Январь 2009

Художник овладел академической техникой, стал классически эрудированным человеком и выработал вполне самостоятельную, своеобразную творческую манеру, ориентированную как на модных французских постимпрессионистов, так и на народное и древнерусское искусство. В связи с этим неудивительным стал его стремительный взлет к славе в Париже после 1910 года. И не случайно проницательный французский искусствовед Марсель Брион, заинтересовавшийся работами молодого художника, отмечал, что после приезда в мировую столицу искусств Шагал «продолжает живописать в духе и технике, которые ничего не должны Франции». Поездка во Францию в августе 1910 года стала возможной благодаря депутату Государственной Думы — Винаверу: меценат назначил художнику стипендию в размере 125 франков в месяц.
В Париже художник поселился в мастерских под названием «Улей». Парижские работы художника: «Суббота» 1910 г., «Кубистический натюрморт» 1910 г., «Я и деревня» 1911 г., «России, ослам и другим» 1911г., «Париж из окна» 1913 г. и так далее — проникнуты радостным чувством красоты мира, настроением возбужденного ожидания, тревоги и радости, восторгом безоглядного приятия жизни во всех ее проявлениях. Как писал критик Тугендхольд о работах Шагала, выставленных в 1912 году в Осеннем Салоне, «в картинах … изумляла какая-то детская вдохновенность, нечто подсознательное, инстинктивное, необузданно-красочное…» Пребывание во Франции пришлось прервать из-за начавшейся войны. Эта беда совпала с поездкой художника в Берлин. Там, в помещениях реакции журнала «Штурм», должна была состояться выставка его живописи и графики. В Берлине он пробыл совсем недолго и двинулся в обратный путь, в Россию.
Чудесная метафоричность картин парижского периода сменяется спокойной, умиротворенной, чуть ироничной созерцательностью. Прошедший европейский искус мастер любовно всматривается в сонно текущую жизнь провинциального городка («Вид из окна. Витебск», «Аптека в Витебске» 1914 г.). В этих произведениях нет и толики напряженности страстей и вселенского размаха, лишь спокойная умиротворенность возвратившегося в родные пенаты странника.
Но война между тем властно вторгается в искусство Шагала, ломая размеренное течение жизни, нарушая привычную значимость явлений. В работах «Часы», «Зеркало» 1914 года мир словно сдвинут с привычной системы координат. Обычные предметы разрастаются в иррациональном пространстве до гигантских знаковых символов. Абсолютно время в картине «Часы», абсолютно пространство в «Зеркале». Но в обеих картинах их деформация происходит в сознании потрясенного человека.

Комментирование закрыто.