« | Главная

Ф. М. МАТВЕЕВ (1758-1826)

Опубликовал Художник | 24 Ноябрь 2012

Матвеев был первым русским пейзажистом, получившим по выходе из Академии Большую золотую медаль. Это явилось не столько признанием таланта художника, сколько свидетельством большого значения, которое придавалось ландшафтной живописи в системе искусств того времени. Классицизм XVIII века поставил пейзаж рядом с исторической живописью — «царицей жанров».


Следуя творческим принципам таких великих живописцев XVII века, как К. Лоррен и Н. Пуссен, классицизм нового времени создал свою концепцию героического, возвышенного, идеализированного изображения природы. Основанное на непосредственном изучении натуры как единственном источнике прекрасного, произведение пейзажной живописи долженствовало вместе с тем внушить человеку представление о величин и гармонии мира, подвигнуть его на высокие чувства и дела.

Такое понимание задач жанра стало определяющим в искусстве Федора Михайловича Матвеева. После четырнадцатилетнего обучения, получив высшую академическую награду, художник уезжает в Рим совершенствовать свое мастерство.
Природа Италии, освященная золотыми веками античного и классического искусства, казалась ему ‘ почти идеальным выражением тех представлений о прекрасном и возвышенном, которые он вынес из Академии. Недаром Матвеев так «прилежно рисовал с натуры в окрестностях Рима и Неаполя», стараясь тщательно зафиксировать все самое важное в облике итальянской природы. Он объездил всю Италию от Сицилии до Милана, изучая «натурой изукрашенные места».

В своих законченных картинах художник стремится к созданию целостного пейзажного образа, уже очищенного от частных подробностей, доведенного до необходимого совершенства. Здесь проявляются требования эстетики классицизма, налагающие определенные обязательства на живописца. И хотя он пишет вполне конкретные виды (в отличие от отвлеченных пейзажных мотивов у классицистов XVII века), тем не менее они приобретают у него особый, программный характер. Таков «Вид Неаполя» (1806), где между симметрично расставленными купами деревьев в центре мы видим Неаполитанский залив и сам город.

Эта сознательная построенность вида поддерживается и четким делением на планы. Причем первый как второстепенный, лишь предваряющий главный мотив, становится полем для фантазии автора. Художник изображает здесь вымышленные античные руины, группу русских солдат суворовских времен и танцующих поселян. Второй план несет основное содержание картины, а третий служит фоном, на котором видны обязательные в таких пейзажах синеющие гряды гор.

В картине можно прочитать несколько тем. Здесь и напоминание о величии прошлых эпох (псевдо античные руины), и слава нового времени (суворовские солдаты), тема патриархальной идиллии и вечной красоты. Эта несколько дробная многотемность сменяется в полотне «Вид Рима. Колизей» 1816), большим единством и цельностью. В центре внимания находится знаменитый памятник античности, подчиняющий все окружение. Он предстает как свидетель героического духа Древнего Рима и, несмотря на свой полуразрушенный облик, поражает монументальным размахом. Живопись в картине предметна, рельефна. Матвеев стремится к детальной прорисовке и материальной убедительности. Цвет существует как раскраска и является лишь опознавательным знаком предмета: коричневый цвет руин, желтоватый для архитектурных деталей и т. д. Неизменное следование этим принципам догматизировало живописную систему художника.

Наиболее свободно он проявляет себя в рисунках, которые и сейчас восхищают остротой, точностью и тонким изяществом в передаче пейзажного мотива («Пинии»,* «Итальянский вид Монте-фиасконе»).
Создав законченные, «чистые» образцы классицистического пейзажа, Матвеев стал художником европейского масштаба. Но проведя почти полвека в Италии, он замкнулся в кругу привычных тем и остановился в своем развитии.

Литература: А. Федорев-Давыдов, Рисский пейзаж XVIII — начала XIX века. М., 1953.

Комментирование закрыто.