« | Главная | »

МАЗАЧЧО (1401-1428)

Опубликовал Художник | 24 Ноябрь 2012

Города Италии, ставшие практически самостоятельными государствами в одном большом государстве, достигли в XV веке небывалого расцвета. Слава об их богатствах распространилась по всей Европе. Необычайно высокого уровня достигли торговля и промышленность. Люди, ощутившие нравственную и экономическую свободу, стремились достичь полной независимости от какой- либо вышестоящей власти, добивались политической свободы. Даже в городах с единоличной властью тиранов объединения купцов, промышленников к ремесленников имели большой вес в городском управлении.


Жизнь городов наполнилась непривычным доселе ощущением полнокровного бытия и радости жизни, Каждый человек ощутил свою собственную силу, свою независимость и возможность отстаивать эту независимость. Итальянское искусство, вдохновленное античным идеалом гармонично развитой человеческой личности, пошло по пути научного познания и аналитического изучения окружающего мира. Оно как бы спустилось с высот духа на землю, увидело человека в его реальной жизненной среде, ощутило пульс земного бытия. Конечно, при этом была утрачена цельность складывавшегося веками художественного организма средневекового искусства.
Но взамен пришло новое: искусство встало на научную основу, на смену авторитетному канону пришел аналитический ум художника-ученого, художника-эрудита, художника-гуманиста.

На пороге создания нового искусства в Италии стоят три художника, которые по праву считаются его основоположниками. Это архитектор Филиппо Брунеллески, разработавший теорию перспективы, ваятель Донателло, в скульптуре воплотивший идеи ренессансного искусства, и живописец Мазаччо.

Томмазо ди Джованнн ди Симоне Кассаи, прозванный Мазаччо, был по происхождению и складу характера настоящим флорентинцем. Он чутко воспринял веяния новой эпохи. Буквально витавший в воздухе Флоренции дух раскрепощения человека от традиций и догм «снизошел» и на Мазаччо. Художник, в полной мере оценивший свои силы, задался целью сделать живопись, по словам автора жизнеописания художника Вазари, «не чем иным, как воспроизведением при помощи только рисунка и красок живых произведений природы такими, какими они ею порождены».

Тот же Вазари со свойственной ему высокопарностью говорит, что Мазаччо «постоянным трудом преуспел настолько, что мог считаться среди первых, кто в наибольшей степени освободил искусство от жесткости, несовершенства и затруднительностей, и он же дал основные начала красивым позам, движениям, величавости и живости, а также известной выпуклости, поистине действительной и естественной, чего никогда не достигал до него ни один художник».
В самом деле, Мазаччо последовательно развил все то, что было интуитивно предугадано великим Джотто. Вдохновленный античностью, он, как Джотто, обратил свой ищущий взор к природе, стал учиться у нее, подражать ей.

Между 1425 и 1428 годами Мазаччо создал свои лучшие произведения: фреску с изображением Троицы в церкви Санта Мария Новелла и росписи в капелле Бранкаччи в церкви Сайта Мария дель Кармине. Последние представляют наибольший интерес, так как это целый монументальный комплекс, хорошо сохранившийся и дающий ясное представление о творческих замыслах Мазаччо. Фрески, посвященные деяниям апостолов, были начаты Мазолино, а после Мазаччо были завершены Филиппино Липпи.

Основная часть работ принадлежит все же нашему мастеру. На примере росписей капеллы видно, сколь тщательно Мазаччо изучал природу, как хорошо знал анатомию человеческого тела и с каким усердием следовал законам линейной перспективы. В его живописи уже видны зачатки воздушной перспективы, которая с таким блеском будет развита Леонардо да Винчи.

Манера письма у Мазаччо смелая, широкая, размашистая, подобная героям его работ, активным и деятельным людям. Все это вполне соответствовало идеалам современности, потому что, как писал историк итальянского искусства Б Бернсон, от «живописи ждали изображения новых людей, предназначенных для великих целей, так как этого хотело новое поколение, которое верило в силы человеческого разума и в свою власть над миром».

Лучшая фреска капеллы Бранкаччи — «Чудо со статиром». Христа н его учеников заставляют платить подать при входе в город. Христос прерывает возникший спор и заставляет Петра пойти на берег озера и у первой пойманной рыбы вынуть изо рта монету. Петр исполняет это повеление и отдает сборщику податей деньги. Мазаччо использует прием соединения нескольких действий в одной сцене. В центре — Христос, окруженный учениками. Слева, на берегу озера, мы видим апостола Петра, вылавливающего рыбу. Он же изображен и среди учеников в центре. Справа около городских ворот тот же Петр отдает деньги сборщику податей. Таким образом, только одного Петра мы видим в этой фреске три раза. Но эта условность нисколько не разрушает композиционного и смыслового единства всей сцены. Все воспринимается как вполне реальное действие.

Массивные фигуры апостолов в красных, зеленых и фиолетовых одеяниях подобны крепкой архитектуре или прямым деревьям пейзажа, в котором происходит действие. В этих фигурах чувствуется влияние скульптуры, а в изображении архитектуры — знание законов перспективы. Фреска производит столь убедительное впечатление, что кажется возможным не только ее видеть, но и проникнуть вовнутрь, быть среди этих людей, реально осязать этот мир.

Писал — и холст картин стал
жизни равен.
Поставил, оживил и дал
движенье,
И дал им страсть. Всем прочим в
поученье
Был Бонаротто; я с ним рядом
славен.

Комментирование закрыто.