« | Главная | »

И. Я. БИЛИБИН (1876—1942)

Опубликовал Художник | 20 Ноябрь 2012

Кто не знает известных русских сказок об Иване-царевиче и сером волке, о золотом петушке, Василисе Прекрасной, о царе Салтане? Память долго держит образы этих сказок не только в силу их глубокой поэтичности, но и благодаря красочным иллюстрациям, которые запоминаются с детства.


Художником, посвятившим всю свою жизнь сказкам, был Иван Яковлевич Билибин. Он не сразу выбрал себе поприще иллюстратора сказок. На сложение его как художника оказали решающее влияние два больших русских живописца И. Е. Репин и В. М. Васнецов. Первый, под руководством которого он занимался в Тенишевской мастерской (1898— 1900) и в Академии художеств (1900—1904), привил начинающему художнику стремление к неустанному труду, постоянному профессиональному совершенствованию.
Произведения Васнецова, увиденные Билибиным впервые на персональной выставке 1898—1899 годов, произвели на него ошеломляющее впечатление, и это имело определяющее значение в выборе художником своей темы в искусстве.

Мир волшебной сказки, открытый Васнецовым в русской живописи, навсегда покорил Билибина. Уже тогда он исполняет серию иллюстрированных книжек-сказок, которые выходят в 1899—1900 годах. Здесь и «Сказка об Иване-царевиче, Жар-птице и о сером волке», и «Царевна-лягушка»*, и «Василиса Прекрасная», «Марья Моревна» и др. В них он приходит к четко выраженному контурному рисунку, применяет локальное цветовое пятно, вводит орнаментальность и узорочье. Все это он развивает в дальнейшем, заостряя графический язык, добиваясь композиционной согласованности, изощряя орнаментальную проработку, уточняя историческую достоверность предметной среды.
Билибин с самого начала стремится к целостному оформлению книги, не ограничиваясь лишь полосными иллюстрациями.

Рассматривая его книжки-тетрадки, находишь продуманное размещение заставок, иллюстраций, концовок и других элементов книжного убранства. Так Билибин создал свой стиль, который явился новым словом в книжной графике. Здесь он оказался на одних позициях с такими завзятыми книжниками, представителями «Мира искусства», как А. Н. Бенуа, К. А. Сомов и другие, и стал членом их объединения. Но, в отличие от мирискусников, в своих стилизаторских пристрастиях обращавшихся то к эпохе французского рококо, то русского барокко и ампира, Билибин сразу же обращается к быту допетровской Руси. Он одним из первых наших художников совершает поездку по русскому Северу, изучая его самобытное искусство.

Мир лубка, русского народного ткачества, древнерусской архитектуры, резьбы по дереву и живописи вносит свои выразительные элементы в сложение билибинского стиля. Весь этот разнородный материал художник организует в убедительную систему благодаря строгой графической дисциплине. Он сознательно ориентируется на воспроизведение своих работ в печати, рисует на листе бумаги с безошибочной точностью гравера, его линия, которая становится отличительным знаком билибинского стиля, безукоризненна и закончена.

В 1905—1910-е годы в работе над иллюстрациями к сказкам А. С. Пушкина «О царе Салтане» и «Золотом петушке» Билибин достигает предельного совершенства в избранной им изобразительной системе. Несмотря на власть «железной» линии, художник умеет передать эпический размах волны и изысканный рисунок морской пены («Бочка по морю плывет») и бытовую жанровость момента (царь Салтан, подслушивающий разговор девиц). Ему не чужд и юмор, иногда довольно острый (недаром он активно сотрудничал в сатирических журналах «Жупел» и «Адская почта» в 1905—1906 гг.). В дальнейшем его стиль включает новые изобразительные и выразительные элементы.

На Билибина огромное впечатление производят древнерусские иконы, которые к тому времени были открыты в своей первозданной красоте. Он вводит в свою работу более интенсивный цвет, линия становится пластичнее и богаче. Почти двадцатилетняя разлука с родиной (художник уехал за рубеж в 1920 г.) задержала поступательное развитие искусства Билибина. Живя в Египте, он, как всегда, много работает с натуры, создает монументально-декоративные композиции, а по приезде в Париж отдается театру
и иллюстрационной деятельности. Работа над декорациями к сказочным и историческим операм была второй большой областью творчества Билибина. В театр он вносит сложность своего художественного языка, лубочно-игровое, народное начало. Но все-таки главным остается для него книга.

В 1936 году Билибин возвращается в Советский Союз и становится профессором графической мастерской в Ленинградском институте живописи, скульптуры и архитектуры.
Искусство Билибина явилось важной составной частью русской художественной культуры. Выдающийся мастер стал, по словам А. П. Остроумовой-Лебедевой, «одним из основоположников русской графики как самостоятельной области искусств».

Литература: Г. В. Г о л ы я е ц, С. В. Голыкец. И. Я. Билибин. М..

Комментирование закрыто.