« | Главная | »

Будуар

Опубликовал Художник | 4 Февраль 2009

Значительно меньшее внимание Бакст уделял оформлению жилого интерьера. Известен только один подобный проект. Это «Будуар», представленный на выставке «Современное искусство». Выставка, руководимая Игорем Грабарем, имела своей целью демонстрацию образцов реальных интерьеров, жизненной среды, отмеченной единством художественного впечатления. Делалась попытка эстетической целостностью среды достичь необходимой гармоничности жизни вообще. Эти проблемы и вопросы декоративно-прикладного искусства в то время занимают большое место в культурной жизни, и пробовать свои силы в архитектуре или оформлении интерьера решаются многие художники. В выставке «Современное искусство» принимали участие А. Головин, К. Коровин, А. Бенуа, Е. Лансере.

«Будуар», созданный по рисунку Бакста, — овальная, очень светлая комната. Дверь и большое окно с большим переплетом расположены друг против друга и обрамлены одинаковыми пилонами; наверху на пилонах рельефы — спящие путти. Решетка спинок кресел и стульев напоминает плетение парковых беседок.

В рисунке мебели преобладают строгие геометрические линии и пересечения под прямым углом, контрастирующие с изгибом стен. Орнамент очень сдержан, его немного — легкий рисунок паркета, повторяющийся в декоре камина и тиснения на кожаных сиденьях. Игра пространства в крушении стен и зеркальных отражениях. Особое внимание обращено на тщательность и чистоту отделки. В самой необычайной нарядности и артистизме этой отделки есть что-то неестественное, не для человека созданное — любой человек показался бы грубым и неуместным в этом изысканном интерьере, нарушил бы атмосферу тонкой, изящной игры.

Дягилев в статье, посвященной выставке, совершенно справедливо отмечает стилизованный характер этого интерьера: «В душистом будуаре работы Бакста мы испытываем опять то же ощущение: комната эта есть, в сущности, выполненная из дерева одна из тонких виньеток этого художника. Ажурная, отлично нарисованная композиция этого шаловливого салона есть не что иное, как произведение графического искусства, так сказать, очаровательный рисунок декорации для марионеточного театра, где живет маленькая принцесса-волшебница, про которую мы знаем, как она танцует, как она пудрится, как она кокетничает, но зато, как она живет, — об этом нам ничего не известно. Здесь опять-таки не было того практика-архитектора, который превратил бы маленькую принцессу в современную модницу, а ее беседку — в будуар для современных реальных rendez-vous».

Дягилев отмечает главное — отсутствие архитектурного мышления у Бакста, что, по сути, сводит на нет всю затею с созданием реального интерьера. Бакст, художник-оформитель, не может удержаться от театрализации и не воспринимает этот интерьер как реальное жизненное пространство.

Театрализация, в столь сильной мере присущая Баксту, еще ярче могла проявиться при оформлении балов и маскарадов. Вид интерьера, все костюмы, самый ход маскарада определялся художником, и тот получал возможность быть полновластным постановщиком этого пышного и красочного, нарядного и непрочного зрелища.

Комментирование закрыто.