« | Главная | »

Восточная тема у Бакста

Опубликовал Художник | 4 Февраль 2009

Для публики «Русских сезонов» Бакст остался, прежде всего, художником восточной темы, и это представление сохранилось до наших дней. «Искусство Бакста представляет собой главным образом введение в современное искусство и на сцену восточных феерий», — указывается в «Словаре современного балета».
Серия балетов, окрашенных восточной экзотикой, была принята с огромным энтузиазмом. Многоцветная красочность увлекала зрителя, одурманивала его, подчиняла воле художника. «Но всем цвела, играла и пела единая буйная живописная стихия. Я помню знаменательный 1909 год и ошеломляющее впечатление новизны, исходившее от всех спектаклей. Париж был подлинно пьян Бакстом». Поражала свобода владения цветом, страстность, артистичность. Один из авторов призывал на помощь Рембо, чтобы описать красочный алфавит Бакста.
Атмосфера, дух спектакля создавались, прежде всего, живописью. Декорации Бакста не предусматривали создания: лишь ритмического и цветового эквивалента музыкальному содержанию спектакля, роль живописного оформления была доминирующей. Единство спектакля было преимущественно оптическим единством, основной задачей было создание впечатляющего зрелища, что и делало столь значительной роль художника.

Костюм становился чрезвычайно важной деталью — движение пятна костюма определяло красочную, цветовую композицию, поэтому и была так важна для Бакста совместная работа с балетмейстером, непосредственное участие в ней. Живопись декораций обычно интенсивна по цвету, но в ней преобладает сочетание нескольких основных тонов. «Русские декорации синтетичны, не рассеивая внимания тысячью мелких заботливо законченных подробностей, довольствуются соединением двух-трех цветов…

И этого оказывается достаточно, чтобы произвести очень сильное впечатление, позволяющее зрителю дополнить воображением все, что опущено, но о чем легко можно догадаться», — писал Жан Водуайе в «Revue de Paris». Бакст не просто сочетает колористическую гамму фона с цветами костюмов; отношение декорации и костюмов — отношение темы и вариаций. Бакст создает «движущуюся живопись» на сцене.

Успех постановок в восточном стиле позволил эксплуатировать эту тему, и, хотя в повторяющихся работах Бакста, несмотря на высокое качество исполнения, появляется некоторая холодность, он не отказывается от них. Успех был главным критерием и для Дягилева, при всем его новаторство (для него оно лишь тогда оправданно, если, в конечном счете, принесет не просто успех, а триумф), и для Бакста. Художник не уходит от публики далеко и показывает ей зрелище, какое она сама хотела бы увидеть, но оформленное, конечно, много роскошнее и красочнее, чем мог представить себе зритель.
Именно поэтому публика, настороженно относящаяся к новым именам, восторженно встретила Бакста, надолго сделала его любимцем, отвергала всех, кроме него. Во всем, что делает Бакст, чувствуется манера модного художника. Он не создает нового представления о Востоке, но лишь блестяще оформляет, реализует уже существующую концепцию.

Комментирование закрыто.