« | Главная | »

МИКЕЛАНДЖЕЛО ДА КАРАВАДЖО, часть 4

Опубликовал Художник | 3 Февраль 2009

Другой вариант, довольно сильно отличающийся от первого, он написал для кардинала Шипионе Боргезе; первая работа в более глубоких тонах, но обе похвально передают естественность цвета, хотя в них не хватает декора, ибо Микеле часто снижается до низменных и грубых форм. Для того же кардинала [Шипионе Боргезе] он написал св. Иеронима, углубленного в писание и протянувшего руку с пером к чернильнице, а также поясную фигуру Давида, держащего за волосы голову Голиафа, в которой Караваджо изобразил свой портрет. Давид, представленный в виде юноши с открытой головой и обнаженным левым плечом, сжимает рукоятку меча; в картине — резкие тени, которые он применял обычно, дабы придать силу своим фигурам и композициям. Эта и другие работы Караваджо понравились кардиналу настолько, что тот представил его папе Павлу V; он написал папу сидящим в кресле, за что был его преосвященством щедро вознагражден. А для кардинала Маффео Барберини, ставшего позднее папой Урбаном VIII, помимо его портрета написал он жертвоприношение Авраама, поднесшего нож к горлу сына Исаака, в то время как тот с криком падает.

Однако занятия живописью не уняли буйного нрава, и, поработав кистью несколько часов в день, он появлялся в городе со шпагой на боку, не раз пуская ее в ход, доказывая, что он способен не только рисовать. Как-то за игрой в мяч поссорился он с одним молодым приятелем: дрались они сначала ракетками, потом схватились за оружие; получив и сам ранение, Караваджо юношу убил. Пришлось ему бежать из Рима без гроша в кармане, и, преследуемый по пятам, он нашел прибежище в Цагароло у герцога Марцио Колонна, где написал картину «Христос на пути в Эммаус» с двумя апостолами по бокам и поясную фигуру Магдалины. После чего отправился в Неаполь, где нашел быстро работу, ибо в городе этом его уже знали.

Для церкви Сан Доменико Маджоре в капелле синьоров Франко ему было заказано «Бичевание Христа» у колонны, а для церкви Сайта Анна деи Ломбарди — «Воскресение Христово». Его «Отречение св. Петра» для ризницы церкви Сан Мартино в Неаполе считалось одной из лучших работ Караваджо. Там изображена служанка, указывающая пальцем на Петра, тот же, воздев руки, отворачивается, отрекаясь от Христа; написано это при ночном освещении; на картине видны фигуры других людей, греющихся у огня.

В том же городе для церкви Мизерикордиа он написал на картине шириной около десяти пядей «Семь Дел Милосердия». Там изображена голова старца, высовывающаяся сквозь тюремную решетку и приникшая к обнаженной груди стоящей рядом с ним женщины, которая кормит его своим молоком. Среди прочего бросаются в глаза ноги покойника, которого несут хоронить; свет от факела в руке человека, несущего мертвое тело, падает на священника в белом стихаре, освещает краски и придает оживление всей композиции.

Караваджо очень стремился получить Мальтийский крест. Этой чести обычно удостаивались выдающиеся люди за их заслуги и доблести, поэтому он решил отправиться на остров Мальту, где по прибытии был представлен великому магистру Виньякуру, французскому дворянину. Он написал его во весь рост в боевом облачении, а также сидящим без доспехов, в одеянии великого магистра; первый из этих портретов хранится в арсенале острова Мальты. Названный дворянин вознаградил его за это крестом и заказал ему для собора Сан Джованни «Усекновение главы Иоанна Крестителя»; на картине этой св. Иоанн распростерт на земле, а палач, который не убил его мечом с первого удара, схватив за волосы, выхватывает из ножен меч, намереваясь отрубить голову.

За происходящим внимательно следит Иродиада, старуху, стоящую рядом с ней, это зрелище ужасает, а тюремный страж в турецкой одежде в назидание указывает пальцем на жестокую казнь. В творение это Караваджо вложил всю мощь своей кисти и работал с таким неистовством, что кое-где остался загрунтованный холст. В дополнение к кресту наш великий магистр оказал ему еще другие почести: украсил грудь богатой золотой цепью, подарил двух рабов и выказал Другие знаки уважения и удовлетворения его работой. В том же собора Сан Джованни, в капелле итальянской нации, написал он над двумя Дверьми две лоясные фигуры: Магдалины и пищущего св. Иеронима. Записал он еще раз св. Иеронима, который размышляет о смерти, глядя на лежащий перед ним череп; эта картина по сей день хранится во дворце.

Комментирование закрыто.