« | Главная | »

Показание Галеаццо Роккасекка, переписчика апостольских посланий

Опубликовал Художник | 3 Февраль 2009

29 июля 1605 г.
Рим. Государственный архив. Уголовный Трибунал губернатора.

«Поскольку ваша честь меня спрашивает, я говорю правду, что, возможно, это могло быть в час ночи [половина девятого вечера], я прогуливался с синьором Мариано — нотариусом викария на площади Навона перед дворцом испанского посла и направлялся к палаццо дель Ривальди, и внезапно я увидел, как синьор Мариано повалился на землю, и, обернувшись назад, я увидел кого-то с обнаженным оружием в руке, которое мне показалось шпагой или пистолетом; он внезапно повернулся, пробежал три шага и свернул по направлению к дворцу знатнейшего кардинала дель Монте, то есть в тот переулок, и он был одет в темно-коричневый плащ, наброшенный на одно плечо, а я подошел к г-ну Мариано и спросил, в чем дело, а он мне ответил, что на [него] произведено покушение и он ранен, и я увидел, что у него рана на голове; приподнялся и сказал… что он не подозревает никого другого, кроме как Микеланджело да Караваджо, и это правда».

26 августа 1605 г.
Я, нижеподписавшийся общественный нотариус и т.д. и т.п., сим подтверждаю, что между синьором Мариано Пасквалони из Аккумоли, с одной стороны, и синьором Микеланджело Меризи, живописцем — с другой, возникла известная вражда и ссора, в результате чего указанный синьор Микеланджело позже нанес указанному синьору Мариано одну рану в голову и повредил левую руку мечом или другим видом оружия 28 июля или около этого; и что Курия высокочтимого и преподобного управления Рима по должности преследует судебным порядком указанного синьора Микеланджело; после чего названные стороны, призванные и убежденные их общими друзьями, постановили склонить их покончить миром, как приличествует добрым христианам…
«Я, Микеланджело Меризи, оскорбленный синьором Мариано, нотариусом викария, ввиду того, что он не носил шпаги в дневное время, принял решение напасть на него, где бы я его ни встретил. Однажды ночью, встретив его в сопровождении другого человека и прекрасно узнав его в лицо, я ударил его. Я очень сожалею о том, что я сделал, и, если бы я уже не поступил так, я бы [впредь] так не сделал. Я прошу его о прощении и мире и считаю указанного г-на Мариано человеком, способным [со] шпагой в руке отстоять себя против меня или еще кого-либо другого».

Комментирование закрыто.