« | Главная | »

Шопен. Бабаджанян. Чайковский.

Опубликовал Художник | 11 Сентябрь 2009

Показом непрерывно изменчивых тончайших нюансов настроения достигает Шопен глубочайшего проникновения в мир человеческих страстей. Если, например, в его произведении выражена радость, то она дана в сиянии множества эмоциональных красок. Так и печаль приобретает неисчислимое количество бесконечно тонких оттенков, становится острее и мягче, нежнее, спокойнее или отчаяннее.

В этом, наверное, и состоит сущность раскрытия автором психологической тонкости, самого душевного процесса (именно как динамического процесса, а не застывшего, статически поданного момента).

Подобным же мастерством обладал и Чайковский. Возьмите любую тему из его произведения. Ее характеристику никогда нельзя исчерпать каким-либо одним измерением: даже в светлых, спокойных ощущениях Чайковский найдет и оттенит какие-то грустные, а то и страстно-драматические стороны (сошлемся на тему побочной партии первой части Первого концерта или пьесу «На тройке»).

Любое чувство представлено в богатейшем спектре видоизменений. Трепетный тон музыки Скрябина создается огромным числом мельчайших эмоциональных волн и токов. Она вся словно бы соткана из микроощущений, микроэмоций. Их тончайшей игрой и рождены нервное горение, предельный накал чувств. И так не только внутри тем, но и в границах целостной формы произведений.

От того, насколько внутренне значительно происходит обогащение, варьирование исходного эмоционально-образного ядра, зависит и возможность различной исполнительской интерпретации сочинения.

Нам представляется, что большинству фортепианных сочинений советских авторов в большей степени свойствен иной строй мышления. Он обуславливает сравнительную однородность эмоциональных состояний в пределах темы, а порой и всей пьесы. Советским мастерам присущ более крупный мазок. Поясним свою мысль на примерах.

Бабаджанян

Тема «Народной» Бабаджаняна весьма изящна и по-своему образна. Она складывается из двух почти одинаковых предложений (нечетные такты темы, кроме того, за исключением разве седьмого, тождественны). Что происходит дальше в пьесе? Второе проведение темы отличается от первого только динамикой — звучание доносится словно издали.

Следующий девятитакт несомненно освежает впечатление, вносит новый тематический нюанс. Развитие доходит до небольшой кульминации, и пьеса стройно завершается репризой. Однако господствующим в произведении является все же принцип повторения материала, динамического его сопоставления, но не глубоких внутренних преобразований. Может быть, этим подчеркивается мысль, что данная пьеса лишь мимолетная внешняя зарисовка подсмотренного в жизни, а не попытка создать углубленную, хотя бы и краткую, драматическую либо психологическую сцену.

На протяжении семидесяти пяти Пактов токкатины Бабаджаняна от вступления и почти до кульминации существенных эмоциональных изменений почти нет. Они возникают лишь на самом подходе к вершине, делают несколько злее, обостреннее основное настроение, но вносят мало нового. После кульминации вновь возрождается первоначальное состояние. Видимо, главным в пьесе и является демонстрация мужественной, активной, радостно-злобной силы.

Комментирование закрыто.