« | Главная | »

Достижения фортепианного искусства

Опубликовал Художник | 12 Сентябрь 2009

Безусловно, достижения фортепианного искусства последнего времени дали новую жизнь творениям классиков, помогли приблизить их к нашему пониманию, обогатили и углубили наше восприятие. Но порой некоторые музыканты преподносят романтические произведения в пианистических красках, свойственных именно современным композиторам.

Разве мы не слышим, например, Шопена, лишенного сочной певучей кантилены, гибкого, тонкого дыхания фразы? Штрихи, туше, педализация и другие компоненты современного фортепианного стиля во многом определяют и воплощение образов Шопена, Шумана, Рахманинова и других творцов прошлых эпох. Здесь уже сказывается ограниченный, антиисторический подход некоторых пианистов к проблемам эволюции художественных стилей.

Другие осложнения

Все яснее вырисовываются и иные осложнения. Сейчас некоторые педагоги часто оперируют терминами «яркость», «масштабность» исполнения. Но нередко все дело ограничивается требованием лишь внешней яркости, подчас совсем не соответствующей или даже противоречащей внутреннему содержанию музыки.

Лишь бы было «ярко», то есть броско, эффектно. Мы уже не говорим о том, что понятие яркости и масштабности для многих пианистов стали равнозначными понятиям громкости, силы, быстроты.

А как необходимо играть произведения советских композиторов с подлинной яркостью и естественностью? Каким путем достичь полного эмоционального воздействия на слушателя, как увлечь его?

Фортепианные произведения советских композиторов, созданные за последние полтора-два десятилетия, раскрывают новую область чувств и мыслей человека. Проникновение в нее дается не всегда легко, просто и быстро. Внимание исполнителей и слушателей распыляется и сложностью музыкального языка, и необычностью пианистических приемов.

Интересное исполнение

Для того чтобы исполнение стало по-настоящему интересным, ярким, стильным, пианист обязан в полную меру выявить специфику навой музыки, характерные художественные черты. Следует подумать о том, что же такое современный советский фортепианный стиль (как стиль самих произведений, так и их исполнения)? Изучение его закономерностей неизбежно предложит множество труднейших загадок. Каково ощущение современности в музыке сегодняшнего дня? Какова степень эмоциональной «открытости», как нужно, а как нельзя проявлять свои чувства и темперамент? Нужно ли заботиться о национальном «акценте» при исполнении фортепианных произведений? Есть ли связь с народным искусством? Возникают и более узкопрофессиональные заботы — каким должно быть rubato и есть ли оно; что собой представляет сегодня legato, нужно ли к нему стремиться и т. д.

Естественно, на все эти вопросы трудно ответить, но задуматься о них, искать ответ — должен каждый исполнитель и педагог.

Сферы интонирования и фразировки

В рамках данной статьи будет сделана попытка коснуться лишь отдельных сторон названных проблем. Речь пойдет в основном о сфере интонирования, фразировки. Такой выбор обусловлен двумя обстоятельствами. Первое заключается в том, что проблема интонирования — одна из центральных в исполнительском процессе вообще. Думается, каждый человек воспринимает музыку прежде всего именно мелодически.

Слушая музыкальное произведение, он внутренне интонирует, как бы повторяет про себя звуки-и, конечно, в первую очередь, звуки мелодии. С нее, через нее и начинается постижение музыкального произведения. Второе обстоятельство связано с беспокойством по поводу того, что искусство интонирования стало, на наш взгляд, уязвимым местом многих молодых пианистов. Невыразительное, плоское интонирование служит одной из важнейших причин эмоционально бледного, вялого исполнения.

Есть ли в фортепианных сочинениях советских композиторов новый стиль мелодического интонирования? Что характерно для него? Что уже найдено, и в каком направлении идут дальнейшие поиски?

Фортепианные произведения малой формы

Попробуем рассмотреть эти вопросы на примере ряда фортепианных произведений малой формы, написанных советскими композиторами в 50-60-е годы. В качестве иллюстраций привлекаются скерцо В. Агафонникова, токката Ю. Александрова, четыре пьесы и «Картины» А. Бабаджаняна, прелюдии Д. Благого, сюита Г. Галынина, «Багатели» Э. Денисова. «Русские картины» К. Молчанова, «Былина» Н. Пейко, прелюдия и токката А. Пирумова, партита Г. Свиридова, «Бурлеска» М. Скорика, пьесы, прелюдии и фуги Р. Щедрина.

Эта литература разнообразна по своим художественным достоинствам и стилевой направленности. Не во всех сочинениях, видимо, авторам удалось в полной мере воплотить свой замысел. Но нас интересуют не только свершения, но и намерения, устремления. Важно уловить направление творческих поисков. Произведения, которые будут упоминаться, не одинаковы и по трудности исполнения.

Одни из них можно рекомендовать для работы в детской музыкальной школе (пьесы А. Басилова, В. Гав-рилина, прелюдии и фуги Д. Кабалевского), другие — в училище, третьи в консерватории. Развитие учащихся в наши дни столь стремительно, что не всегда легко провести четкую грань между репертуаром школы и училища, училища и консерватории. Да и ученики сильно различаются по своим индивидуальным данным и развитию. Думается, что каждый педагог сумеет сам выбрать для своего ученика нужную пьесу в зависимости от его склонностей, музыкального уровня и тех педагогических целей, которые ставятся в данный момент.

Произведения советских композиторов

Знакомясь с фортепианными произведениями советских композиторов последних лет, вступаешь в мир необычных настроений, порой непривычно странных логических связей. Сами понятия — драматизм, лирика, юмор, эпичность и другие — обогатились новыми оттенками, получили новое значение. Попытаемся выявить в характеристике музыкальных образов специфические и в чем-то новаторские их черты.

В ряде пьес созданы такие музыкальные образы, которые по своей напряженности ближе всего стоят к драматическим. Они как бы пришли на смену взволнованным, романтически приподнятым образам музыки Чайковского и Рахманинова, Скрябина и Метнера. Так, например, прелюдия и фуга соль-диез минор Щедрина, токката и финал из сюиты Галынина, токкатина из цикла «Картины» Бабаджаняна, токката Пирумова полны энергии, бодрости, уверенности. Эти черты проявляются подчас с подлинно молодым задором, а иногда с оттенком нарастающего чувства беспокойства, даже тревоги. Подобными настроениями проникнута пьеса Щедрина «Basso ostinati».

Буйно-дерзостный характер имеет токката Галынина В ней много интонаций радостно возбужденных, в то же время и упрямо настойчивых.

Эмоциональная сущность произведений

Не всегда легко дать определение эмоциональной сущности ряда произведений. Некоторые из них носят черты активности, решительности, но могут и не иметь яркой эмоционально-чувственной окраски. Такими представляются нам фуги до мажор и до-диез минор Щедрина, токката Пирумова, «Ostinato» Свиридова. Слушателя захватывает и долго «держит» поток властных, нервно возбужденных звуков. Особенно психологически остро воздействует на сознание своим напористым, активным характером образ неустанного, «бесконечного» механически точного движения в таких пьесах, как «Basso ostinati» Щедрина.

Весьма самобытна и разнолика группа лирических образов. Она демонстрирует одну из важнейших и характернейших особенностей современной музыки — сдержанность в проявлении лирических эмоций. Это отнюдь не новое качество в советской фортепианной музыке. Подобные особенности присущи и фортепианной лирике Шостаковича 30-40-х годов: вспомним его прелюдии ор. 34, вторую фортепианную сонату, цикл прелюдий и фуг.

Комментирование закрыто.