« | Главная | »

А. ТУЛУЗ-ЛОТРЕК (1864-1901)

Опубликовал Художник | 22 Ноябрь 2012

Анри-Мари-Раймон де Тулуз-Лотрек-Монфа принадлежал по рождению к древнейшей аристократии Франции. Среди его предков был один из вождей первого крестового похода — Раймонд IV Тулузский. Графы Тулузские на протяжении столетий владели Лангедоком — весьма развитой и культурной областью средневековой Франции, долгое время сохранявшей свою независимость. Молодой человек воспитывался в родовом замке Мальроме и готовился идти путем своего отца— большого барина, видевшего смысл жизни только в охоте, верховой езде и разного рода экстравагантных выходках. Случайное увечье, в результате которого Лотрек остался калекой на всю жизнь, круто изменило его судьбу. Занятия живописью, бывшие сначала лишь обязательным элементом светского воспитания, становятся для него делом всей жизни.

В 1882 году он поступает в Эколь де Бозар, в мастерскую Бонна, а затем в мастерскую Кормона Здесь он познакомился с молодыми художниками — Э. Бернаром, Анкетеном, Ван Гогом, и вместе с ними открыл для себя новую живопись, чуждую академических условностей — живопись импрессионизма.

Одновременно он открыл новый мир — Монмартр, квартал, населенный свободными художниками, представителями богемы, полный увеселительных заведений, еще не успевших войти в моду среди «высшего общества». В 1884 году Тулуз-Лотрек обосновался на улице Турлак на Монмартре; его мастерская находилась недалеко от мастерской Дега, с которым у Лотрека было много общего. Их объединял пристальный интерес к театру, к зрелищу, к странному миру театральных кулис.

Однако Лотрек нашел свой собственный угол зрения, внес свою личную ноту в трактовку этой темы. Начиная с 1885 года он становится постоянным посетителем кабаре «Мирлитон», хозяином которого был известный поэт и шансонье Аристид Брюан. Для Брюа- на Лотрек сделал несколько плакатов, иллюстрировал его песни. Новый жанр — парижская песня,— который как раз в 80-е годы начал завоевывать признание, нашел в лице художника страстного поклонника и пропагандиста. Свободный дух парижской песни — нервно-беззаботной, острой до гротеска, чуть надрывной — целиком зависел от характерности и индивидуальности исполнителя, который часто был и автором песни.

Тулуз-Лотрека захватывали эта оригинальность, неповторимость актера. Его изображения — это сгустки нервной энергии; они резко и трезво убедительны — и в то же время условны. Они существуют в некой особой, гротескной действительности, резко отличной от привычного жизненного уклада. Тулуз-Лотрек подчеркивает парадоксальность театрального мира, его эфемерность и напряженность. Яростный противник устойчивых, неподвижных форм жизни, художник именно в этой неустойчивости, искусственности находит новую гармонию.

Основу для этой гармонии Лот- рек видит в творчестве, и именно в актерском творчестве — в полной идентичности человека и его функции, его роли. Характерно, что во всех театральных картинах, литографиях и плакатах Лотрека (он был великолепным мастером плаката) актер изображен на сцене, в конкретный момент творческого процесса. То это Иветта Гилбер, исполняющая песенку «Коломбина и Пьеро». То это Марсель Лен дер, танцующая болеро в оперетте «Хильперик». Аристид Брюан в своем характерном кос
тюме обращается к публике. Эстрадная танцовщица Джен Ав- риль плетет узор своего причудливого танца. «Звезда» «Мулен Руж» — Ла Гулю — захвачена вихрем канкана.
Исключением как будто является плакат «Диван Жапонэ», где на переднем плане изображена Джен Авриль, с профессиональным и ревнивым интересом следящая за выступлением знаменитой Иветты Гилбер. Но и здесь актриса играет зрительницу, и надо сказать, играет блистательно.

Театральные образы Лотрека отличаются глубоким и точным психологизмом. Художник, как правило, пишет одну и ту же модель несколько раз, давая своего рода развитие образа во времени. Он с несколько нарочитой пристальностью наблюдает за изменением облика актера на сцене, за его преувеличенными жестами, за резко измененными светом и гримом чертами лица; подчеркивает внешний рисунок образа, тщательно отработанный актером. Он дает как бы графическую формулу поведения актера — ив этой эксцентрической формуле раскрывается сущность характера, сущность сложного и трудного актерского искусства.
Острота силуэта, динамическая композиция, броскость и в то же время лаконизм цвета — как нельзя лучше соответствуют этой задаче: за внешне легким рисунком лежат громадная наблюдательность и большое творческое напряжение.

1890—1896 годы были для Тулуз- Лотрека временем наивысшего расцвета его творчества. За этот короткий период он сделал все свои лучшие работы: несколько графических циклов, около 30-и плакатов, множество портретов и композиций, посвященных театру, цирку, мюзик-холлу и т. п. Произведения Лотрека делятся на своего рода тематические циклы; каждый такой цикл как бы увенчивается большим полотном, в котором художник подводит итог своим наблюдениям. Так, театральная тема находит свое законченное воплощение в картине «Марсель Лендер, танцующая болеро» (1895), тема монмартрских увеселений с наибольшей полнотой выражена в «Танце в Мулен Руж» (1890), где изображена знаменитая звезда кабаре Ла Гулю со своим партнером Валентином Дезоссе («бескостным»).

Эту же пару Лотрек позднее изобразил в большом панно, написанном для украшения ярмарочного балагана, где начала выступать Ла Гулю после ухода из «Мулен Руж». Особую страницу в творчестве Лотрека составляют его портреты. «Лотрек — художник человека, портретист по преимуществу», — пишет о нем советский исследователь. Он остро схватывает характер модели, глубоко проникает в ее психологию, его портреты — это всегда живые сценки, где портретируемый изображен среди толпы, в характерном окружении. Такие портреты, как «Максим Детема на балу в Опере» (1896), «Тапье де Селейран в кулуарах «Комеди франсез» (1894) или «Клоунесса Ша-Ю-Као в «Мулен Руж»* (1895), — в сущности являются выразительными жанровыми сценами.

Такого рода жанровый портрет был совершенно новым и необычным явлением в искусстве XIX века.
Творчество Тулуз-Лотрека не было оценено современниками; его картины выставлялись главным образом в фойе кабаре — в «Мирлитоне», «Мулен Руж» и т. д. и редко появлялись на крупных художественных выставках. Тулуз-Лотрек шел впереди своего времени. Он предвосхитил многие достижения искусства XX века.

Литература: Н. Воркунова. Тулуэ-Лотрек. М., 1972.

Комментирование закрыто.