« | Главная | »

Академия художеств

Опубликовал Художник | 4 Февраль 2009

Бакст уже выдержал приемные испытания в Академию художеств, когда решил продолжать обучение в гимназии. Только через год, в 1883 году, он расстается с гимназией и становится вольнослушателем Академии. Новый ученик, как и положено, рисует гипсы, драпировки, живую модель, но Академия, переживающая пору застоя, может дать ему не так уж много. Работы Бакста не вызвали интереса у Павла Петровича Чистякова, самого значительного из тогдашних профессоров. Другой преподаватель, Карл Богданович Вениг, был равнодушен к своим ученикам и лишь иногда, глядя на этюды Бакста, называл его «новоиспеченным Рубенсом». Академические работы Бакста не сохранились, но насмешливое замечание Венига наталкивает на мысль о возможных колористических исканиях ученика.

Третий его учитель, Исаак Львович Аскназий, — известный в свое время художник позднеакадемического направления. Дрезден и Вена, в которых он совершенствовался незадолго до поступления Бакста в Академию, были далеки от признанных художественных центров; сам выбор этих городов свидетельствует о глубоком пренебрежении живописными проблемами нового времени. Тем не менее, Аскназий приобрел большую мастеровитость, и его работы в значительной мере повлияли на воспитанника.

В годы учения Бакст встречается с Валентином Серовым, также студентом Академии. Это знакомство, перешедшее затем в дружбу, было едва ли не менее важным для развития Бакста как художника, чем академический курс.

В 1887 году Бакст принимает участие в конкурсе на серебряную медаль. На конкурсе была предложена тема: «Богоматерь, оплакивающая Христа». По описанию этой несохранившейся работы можно предположить, что подчеркнуто приземленная трактовка сюжета и натуралистичность изображения оттолкнули жюри — оно не приняло работу.

Разочарованный Бакст покинул Академию, считая себя жертвой предрассудков и академического предубеждения. К этому времени относится знакомство с известным акварелистом Альбертом Николаевичем Бенуа, мастерство и виртуозность акварельной техники которого увлекают Бакста и побуждают его к усиленным занятиям акварелью.

Для Бакста, только что покинувшего Академию художеств, несомненно одно — академическая система для него неприемлема, но он еще не знает, что ей можно противопоставить. Он пока еще довольно слабо ориентируется в истории живописи и современных направлениях. Кроме того, хотя академическая система отталкивает его своей рутинностью, это единственная система, которой он технически владеет.

Поэтому его искания начала 1890-х годов, по существу, не разрушают привычных формальных приемов и сводятся, прежде всего, к расширению сюжетной стороны, обращению к разным жанрам и робкому еще устремлению к декоративности, которую он зачастую понимает как повышенную цветность, почти пестроту.

Комментирование закрыто.