« | Главная | »

Ми Фэй

Опубликовал Художник | 3 Февраль 2009

Во многих семьях передавались из поколения в поколение свитки, которые бережно хранились и рассматривались по торжественным случаям, с друзьями, близкими по духу, с кем можно «рассуждать, сравнивать достоинства (картин), руководствуясь древними сочинениями». Впервые начали коллекционировать древнюю чжоускую бронзу, впервые возникла археологии. В свитке Ли Гун-линя «Собрание ученых в Западном саду» изображены сам художник и его современники и друзья: Су Ши, Хуан Тин-цзянь, Вэнь Тун. Они любуются древней каллиграфией, сочиняют стихи, рассматривают старинную утварь, то есть выступают знатоками прошлого. Но в том-то и состоит особенность сунской культуры, что древность не воспринимается чем-то далеким и отжившим, она все время присутствует как образец для настоящего и в сфере этической — как стремление к достижению совершенства нравов золотого времени мифических императоров, — и в сфере эстетической: недаром су некие ремесленники повторяли формы бронзовых сосудов первого тысячелетия до н.э. Подобно тому как «средневековый китайский литератор никогда не ощущал себя оторвавшимся от традиции или преступившим ее», сунские художники и мастера прикладного искусства ощущают живую и чрезвычайно плодотворную связь с прошлым. Однако тяга к древности вовсе ни означала отказа от современности, не исключала нового. Иногда ссылка на авторитет была просто привычной формулой. Например, Ми Фэй (1051-1107) считал своим учителем Гу Кай-чжи, жившего во второй половине IV века. Нет ничего общего в творческом почерке этих мастеров, но, возможно, Ми Фэй выбрал себе учителя близкого по типу творческой личности?

Ми Фэй и художники, изображенные на свитке Ли Гун-линя, принадлежали к направлению, названному позже «живописью ученых» — вэнъжэнъхуа. Все они состояли на государственной службе, были чиновниками, и искусство для них не было средством к существованию. Они считали себя непрофессионалами, культивировали свой непрофессионализм, который отнюдь не означал отсутствия мастерства. По словам одного из них, живописью они занимались «для удовольствия». Именно эта группа в значительной степени определяла художественные вкусы второй половины XI века. Их суждения об искусстве отличались от академических, в них была доля презрения к творчеству художников — членов императорской Академии живописи. В своих эстетических воззрениях они исходили из даосско-буддийского круга идей, что роднит этих мастеров с художниками школы Чань.

Художники-монахи школы Чань, чаще всего пейзажисты, жили уединенно, не хотели иметь ничего общего с миром суеты; природа и искусство были для них единственной сферой существования. Они положили начало еще одному направлению в искусстве и эстетике Китая. В чаньском монастыре провел свою старость поэт и художник Ван Вэй (VIII век), влияние Чань ощутимо и в трактате Го Си.

Комментирование закрыто.