« | Главная | »

Весенний снег в горном ущелье

Опубликовал Художник | 3 Февраль 2009

В Гугуне хранился пейзаж Го Си «Весенний снег в горном ущелье». Очевидно, это ранняя работа художника. Композиция подчинена узкому вертикальному формату свитка и четко разделена на планы. Внизу — округлые, покрытые снегом камни, среди которых корявые угловатые ветви деревьев, дальше — выше, па небольшой ровной площадке среди обнаженных деревьев — постройки, над которыми нависает белый уступ скалы, и еще дальше — причудливой формы гора, фланкированная с двух сторон тонкими остроконечными вершинами. Всю картину объединяет точка зрения сверху, но, как и его предшественники, Го Си «блуждает» взором по ландшафту, неожиданно приближая отдельные детали, совмещая вид сбоку, снизу и сверху.

Свиток заполнен, здесь мало пустого пространства, это — картина «высокой дали», напоминающая зимние пейзажи X — первой половины XI века. Главное в них — массы снега, большие пятна белого. «Чтобы передать цвет снега, — читаем в трактате, — используют и жидкую, и густую тушь, накладывая ее то густо, то жидко, ведь цвет туши не однообразный. Окрашивай (снег) в дымчатый цвет, а основной тон белого шелка окутает его. Возьми чистую воду и размывай ею так, чтобы следы кисти и туши были незаметны». Среди сюжетов времен года в трактате названы и зимние снежные пейзажи.

«Белые» картины природы опять возвращают нас к постоянным темам китайского искусства и поэзии. Белое — символ траура в Китае, седые — белые волосы — признак старости; белый снег — зимнее время года, когда природа спит, когда она, по сути дела, умерла — знак конца, возвращения в небытие. В эстетике Ван Вэя понятие «пустота» органично связывается с понятием «белое». По наблюдению Е.В. Завадской, в поэтическом словаре Ван Вэя чаще всего встречаются три понятия: белое, облака, пустота, как оппозиция темному, тени, камню, заполненному. «Пустотно-белое» — кунбай — это и незаполненный лист бумаги, и белый снег, и «пустое» сердце поэта или художника, готовое познать истину, готовое к «наитию» (по выражению В.М. Алексеева).

«Пять цветов притупляют зрение, пять звуков притупляют слух» — эти слова Лао цзы объясняют и монохромную пейзажную живопись, и символику белого пятна. Светлое, белое и темное, черное неразрывно связаны, что выражено уже в «Ицзине» — древнейшем памятнике китайской философии, в символическом изображении дуалистической концепции инь — як, в котором черная часть разделенного волнистой линией круга содержит белую точку, а белая — черную. Отсюда и постоянное взаимодействие темного — светлого в живописи, которое прослеживается и в следующем свитке Го Си — «Возвышенный отшельник в горной деревне».

Комментирование закрыто.