« | Главная | »

Дорога и дао

Опубликовал Художник | 3 Февраль 2009

Дорога — это путь очищения, возвышения духа, приобщения к природе. Реальная путь-дорога — дао и дао как путь самой природы, как философская категория обозначаются одним и тем же иероглифом, поэтому изображение дороги и странника на ней означало не просто путешествие, а поиск дао. К тому же любое путешествие китайца из сословия ученых приближало его к природе, природа сопровождала его, ритм его жизни совпадал с ритмом природы, он заезжал в придорожные монастыри, любовался знаменитыми своей красотой горными вершинами, водопадами, излучинами рек. Путешествие для чиновника — конфуцианца означало разлуку с родным домом и могилами предков, поэтому оно вызывало столько переживаний и столько стихов было написано о дороге. Так что фигуры путников стали постоянным атрибутом китайского пейзажа.

Направление движения путников на свитке Го Си задано жестом руки первого из них. Они минуют причудливые камни, поросшие старыми соснами, подойдут к дому отшельника (у калитки дома — гость), обогнут его — и перед ними откроются речные дали, мостик с всадником на осле и погонщиками, рыбаки в лодке. У Го Си читаем: «Мосты и плотины указывают на людские дела. Лодка и рыбак с удочкой обозначают желания человека». Дорога ведет дальше, выше — к приютившимся под скалой постройкам и видно, что обитатели жилища пьют чай и играют в шашки; потом поворот налево, где за группой деревьев, в лощине, начинается вырубленная в грунте лестница. Она приводит к открытой площадке с навесом, под которым можно укрыться в случае непогоды. Рядом — горный поток, водопад. «Вода, — говорится в трактате, — может быть… взволнованной и полной брызг, может состоять из многих родников, течь вдаль или водопадом прорывать небо, стремительно уходить в землю; может радовать рыбака, приводить в восторг травой и растениями… Вода без шума — мертвая вода». У подножия горы, между двух расступившихся отрогов предгорий — долина. Там, за стволами сосен, горная деревушка. «Деревня должна быть расположена на равнине, а не в горах. На равнине — чтобы удобно было пахать землю; не в горах — потому что далеко от пахотных земель. Бывает, что и в горах, но в таком месте, где среди гор есть пахотные земли». Тропа поднимается круто вверх («Гора без дорог неподвижна»), на ней едва заметные фигуры путников; она уводит за гору, к храму и возвышающейся пагоде, где видны далекие и неясные вершины.

Сложное зигзагообразное движение, обилие и конкретность деталей вызывают желание пристально и внимательно рассматривать свиток, не только проделывать мысленно длинный путь восхождения к храму, путь очищения и возвышения, но и долго любоваться любой малой частицей мира, потому что и в ней тоже воплощено великое, дао.

Теперь, руководствуясь советами самого Го Си, можно взглянуть на свиток, так сказать, издали. И сюжетно, и композиционно свиток делится на три плана: начальный этап пути — до мостика — составляет передний план; второй этап — до деревни — средний, и сама гора, подъем к храму и далекие вершины — третий. Планы связаны один с другим и спиралью движения, и ритмичным чередованием темных и светлых пятен. Горизонтальное членение соответствует представлению о расстоянии: близком, среднем и далеком. А диагональ, проведенная от вершин сосен, расположенных у правого верхнего края свитка возле пагоды к левому нижнему углу, создает композиционную уравновешенность: правому заполненному углу соответствует тяжелая масса горы.

Комментирование закрыто.