« | Главная | »

Вступление

Опубликовал Художник | 11 Август 2010

Вступление переходит в основной раздел увертюры, который начинается энергичной, порывистой, устремленной вперед темой с синкопированным, судорожным ритмом, диссонирующими гармо­ниями и частыми сменами тональностей (основная тональность — си минор):

Эта тема контрастна как всей музыке вступления, так и появ­ляющимся в разделе побочной партии лирическим темам. В 4-м такте главной партии возникает новый тематический элемент (гаммаобразные пассажи шестнадцатыми), играющий важную роль в последующем развитии и способствующий созданию большого драматического напряжения, так же как и характерные «броски-удары» аккордов и упругий ритм 172 . (Этот ритм выступает на первый план в среднем разделе главной партии при звучании постепенно восходящего мотива из трех звуков).

Главная партия изложена широко, в виде трехчастного постро­ения, что характерно для многих главных партий в симфониче­ских произведениях Чайковского. Воля, упорство, устремленность, настойчивость сочетаются в этой музыке со зловещими, грозными чертами. Когда Балакирев предлагал Чайковскому программу, он высказал пожелание, чтобы увертюра начиналась «со свирепого Аллегро с сабельными ударами». По-видимому, образы борьбы, сражения и послужили для Чайковского основным стимулом для рождения этой темы.

После ее изложения следует краткий (на основе повторяюще­гося мотива в отмеченном выше ритме) переход в совершенно иную по характеру побочную партию, воплощающую возвышенное чув­ство любви Джульетты и Ромео. Переход к этому разделу экспо­зиции совершается через выразительный сдвиг баса с ля на ля-бемоль; побочная партия начинается в далекой тональности Ре-бе­моль мажор. Это вносит в музыку особую свежесть. У альтов и английского рожка соло на фоне аккордового сопровождения зву­чит широкая, По-вокальному напевная мелодия — одна из самых вдохновенных лирических тем в музыке Чайковского

Интонационно эта мелодия несколько близка своему «предвест­нику»— лирическому эпизоду вступления.

Сразу же после первого проведения ее сменяет новая тема; она мягко звучит в колыбельном ритме у засурдиненных скрипок на фоне повторяющихся квинт альтов

Эта вторая тема побочной партии как бы дополняет предыду­щую и вместе с тем подготавливает новое, еще более широкое про­ведение ее. Вторично основная лирическая тема звучит у флейт и гобоев, сопровождаемая секундовыми «вздохами» валторн, на­поминающими интонации второй темы. Мелодия развивается секвенционно. Она захватывает огромный диапазон, приобретая стра­стный, напряженный характер. Последний еще больше усилива­ется, когда у виолончелей и контрабасов включается органный пункт на квинте лада — ля-бемоль. В момент наивысшей кульми­нации еще раз звучит в своем развернутом виде, насыщенно, пол­нокровно первая тема побочной партии (у флейт, гобоев и клар­нетов, сопровождаемая снова секундами — «вздохами» валторн).

С появлением аккордов арфы, на фоне которых у фаготов про­ходят отдельные мотивы основной лирической темы, начинается заключительный раздел экспозиции. Музыка затихает; звучание виолончелей и контрабасов подчеркивают окончание экспозиции.

Если во вступлении был лишь намечен основной драматиче­ский конфликт, то в экспозиции он уже получил свое полное рас­крытие в резком противопоставлении двух различных эмоциональ­ных сфер, представленных главной и побочной партиями.

Комментирование закрыто.