« | Главная | »

Детские годы. Петр Ильич Чайковский

Опубликовал Художник | 13 Август 2010

Детские годы. Петр Ильич Чайковский родился 25 апреля 1840 года в заводском поселке Воткинск (ныне город Воткинск Удмуртской АССР), в семье горного инженера, директора Камско-Воткинских заводов. В Воткинске, а с шестилетнего возраста в Алапаевске (на Урале) протекли ранние детские годы компози­тора. Народные песни — по преимуществу протяжные, лирические напевы рыбаков, часто по вечерам звучавшие с озера, — были пер­выми, наиболее яркими музыкальными впечатлениями Чайковского. Впоследствии композитор писал: «Я вырос в глуши, с детства, са­мого раннего, проникся неизъяснимой красотой характеристиче­ских черт русской народной музыки…» Народного характера ме­лодии он слышал и дома: мать композитора немного играла на фортепиано и часто пела популярные в то время песни и романсы, среди которых особенной любовью мальчика пользовался «Соло­вей» Алябьева.

В эти же годы Чайковский познакомился и с некоторыми про­изведениями итальянских и немецких композиторов, которые он слушал в исполнении на оркестрине (механическом органе), при­везенной отцом в Воткинск. Особенно горячо он полюбил широко­распевные мелодии Беллини и музыку оперы «Дон Жуан» Мо­царта. В раннем возрасте начались и его первые уроки игры на фортепиано.

Среди горячо любимой семьи, под непосредственным наблюде­нием француженки-гувернантки Фанни Дюрбах, прошло его ран­нее детство. Правдивый, отзывчивый, чуткий к людям мальчик с ранних лет завоевал большую любовь всех окружающих.

В десятилетнем возрасте его отдали учиться в петербургское Училище правоведения, которое готовило чиновников для депар­тамента юстиции.

Годы учения в Училище правоведения и Петербургской консерватории.

В Петербурге Чайковский впервые получил воз­можность познакомиться с театром, с операми Глинки, Россини, Вебера, с симфоническим творчеством русских и зарубежных компо­зиторов. Любовь мальчика к музыке стала еще сильнее. В Учи­лище правоведения он занимался и музыкой: участвовал в хоре, музицировал с товарищами, в течение некоторого времени брал специальные уроки игры на рояле. После окончания в 1859 году Училища Чайковский вынужден был поступить на службу чи­новником и выполнять неинтересные тягостные для него обязанности. «Из меня сделали чиновника, и то плохого», — гово­рил он впоследствии.

Вместе с тем стремление к любимому искусству все росло, и осенью 1861 года, не оставляя еще службы, Чайковский начал заниматься в организованных в тот год при Русском музыкаль­ном обществе в Петербурге музыкальных классах, а затем, в 1862 году, был принят в только что открывшуюся в Петербурге первую русскую консерваторию. В письме 1863 года к сестре Чайковский так рассказывал об этом событии: «Я поступил в вновь открывшуюся Консерваторию… В прошлом году, как тебе из­вестно, я очень много занимался теориею музыки и теперь реши­тельно убедился, что рано или поздно, но я променяю службу на музыку. Не подумай, что я воображаю сделаться великим артис­том, — я просто хочу только делать то, к чему меня влечет призва­ние. Службу, конечно, я окончательно не брошу до тех пор, пока не буду окончательно уверен в том, что я артист, а не чиновник». Страстно и целеустремленно принялся Чайковский за работу, поражая своих учителей усидчивостью, настойчивостью и исклю­чительной трудоспособностью. В консерватории он занимался под руководством А. Г. Рубинштейна и Н. И. Зарембы. Только те­перь, в возрасте двадцати двух лет, он смог, наконец, получить доступ к настоящему профессиональному музыкальному образова­нию. Параллельно с занятиями в теоретических классах Чайков­ский учился игре на флейте и органе, участвовал в ученическом оркестре консерватории. Выполняя огромное количество учебных заданий, он делал отличные успехи и окончил Петербургскую кон­серваторию в 1865 году с серебряной медалью, присужденной ему за сочиненную к выпускному экзамену кантату «К радости» на текст Шиллера. К консерваторским годам относится и первое об­ращение Чайковского к творчеству Островского: в 1864 году он написал увертюру к драме «Гроза», в музыке которой уже в зна­чительной мере раскрылись характерные черты драматического да­рования Чайковского.

Московский период жизни и творчества.

В январе 1866 года, приняв приглашение Н. Г. Рубинштейна, Чайковский переехал в Москву, чтобы стать профессором Московской консерватории. Начался новый период в жизни композитора.

В Москве его творческая деятельность достигла большого и разностороннего расцвета. В то же время Чайковский интенсив­но работал как педагог-воспитатель и критик-публицист. Разви­тию творческого дарования Чайковского в эти годы во многом спо­собствовало его общение с различными выдающимися представи­телями русской литературы и искусства. Так, в Москве у него установились дружеские связи с А. Н. Островским. Вместе с ним он часто бывал на собраниях «Артистического кружка» — содру­жества передовых деятелей русской литературы, театра, музыки, организованного по инициативе Н. Рубинштейна, А. Островского и В. Одоевского. Общие, демократические устремления в искусстве, любовь к народной песне, широко звучавшей в Москве и ее пригородах, забота о русском музыкальном образовании и просве­щении сближала представителей различных профессий, давая обильную пищу для оживленных споров и бесед.

В кружке Чайковский познакомился с выдающимися артистами Малого театра — П. М. Садовским и В. И. Живокини. Он часто посещал также спектакли Малого театра, который был тесно свя­зан с творчеством Островского и переживал в те годы большой творческий подъем. Театр активно боролся за новые, реалистиче­ские принципы русского драматического искусства. Его постановки вызывали со стороны композитора самое восторженное отношение, и эти яркие театральные впечатления, несомненно, сыграли боль­шую роль в формировании творческих принципов Чайковского как оперного композитора.

В московские годы произошло и знакомство композитора с Л. Н. Толстым, который был глубоко восхищен музыкой Пер­вого квартета Чайковского. Со своей стороны Чайковский высоко оценил дарование Толстого-художника и не раз высказывал впо­следствии свое глубокое преклонение перед его талантом. В днев­нике композитора содержится следующая запись: «Более чем когда-либо я убежден, что величайший из всех когда-либо и. где-либо бывших писателей-художников есть Л. Н. Толстой. Его од­ного достаточно, чтобы русский человек не склонял голову, когда перед ним высчитывают все великое, что дала человечеству Европа».

В 60—70-х годах установились и прочные связи Чайковского с композиторами Могучей кучки — Балакиревым и Римским-Корсаковым, а также со Стасовым. Балакирев и Стасов неоднократно подсказывали Чайковскому сюжеты для его программных произ­ведений. Так, например, по совету Балакирева Чайковский при­нялся за сочинение увертюры-фантазии «Ромео и Джульетта», по совету В. В. Стасова написана «Буря». С Балакиревым и Римским-Корсаковым Чайковский делился своими творческими планами; последнему он помогал также советами при его работе над само­образованием в области теории музыки. Композиторы обменива­лись записями народных песен.

Так, в общении с представителями передового русского искус­ства и при постоянном живом интересе к народному творчеству формировался реалистический музыкальный стиль Чайковского. К московскому периоду относится создание большого количе­ства самых разнообразных произведений: в числе их — оперы «Воевода», «Ундина», «Опричник», «Кузнец Вакула», балет «Ле­бединое озеро», три первые симфонии, несколько программных увертюр-фантазий для оркестра (среди них «Ромео и Джульетта» «Франческа да Римини»), три квартета, Первый фортепианный концерт, вариации для виолончели с оркестром на тему «Рококо», музыка к сказке Островского «Снегурочка», цикл фортепианных пьес «Времена года» и ряд других камерно-инструментальных сочинений и романсов. В Москве же Чайковским была начата ра­бота над Четвертой симфонией и оперой «Евгений Онегин» по ро­ману в стихах Пушкина, ознаменовавшими наступление высокой творческой зрелости композитора.

Большая часть произведений московского периода связана с об­разами русской жизни. В них Чайковский нередко включал под­линные народные песни — русские или украинские. Так, например, записанная им под Москвой с голоса крестьянки песня «Коса ль моя, косынька» вошла в оперу «Воевода» («Соловушка в дубра­вушке»). Песня «Сидел Ваня на диване», услышанная Чайков­ским на Украине в Каменке, стала главной темой медленной части Первого струнного квартета. Украинские на­певы использованы Чайковским во Второй симфонии.2 Подлинные русские народные песни, широко распространенные в те годы и в городе, звучат в финалах Первой и Четвертой симфоний.3 В те же годы Чайковский создал специальный сборник народных песен, включив в него 50 народных напевов, среди которых имеются та­кие выдающиеся образцы народного творчества, как «Исходила младешенька», «На море утушка купалась» и другие.

Для значительной части музыки, созданной Чайковским в мос­ковский период, характерны светлые, весенние настроения. Не­редко в ней проявляется восторженное отношение к жизни (на­пример, в Первом концерте для фортепиано) или же воплощается сердечно-задушевный отклик на поэтические образы природы (цикл «Времена года», Первая симфония «Зимние грезы»). Неко­торые сочинения этих лет содержат яркие зарисовки народного быта, живо передают народный юмор и веселье (например, фи­налы Первой и Второй симфоний). Однако уже и сочинениям мос­ковского периода присущи порой иные настроения: в них выра­жены неудовлетворенность жизнью, тоска по идеалу, элегическая скорбь, а в отдельных произведениях, как, например, в увертюре-фантазии «Ромео и Джульетта», музыка достигает подлинного трагизма. Драматичны по своему характеру также созданные в эти годы фантазия «Франческа да Римини», балет «Лебединое озеро» и некоторые романсы.

Жанровое разнообразие характерно для оперного творчества этих лет: здесь — и лирико-бытовая драма (по Островскому) «Воевода», и лирико-фантастическая опера «Ундина» (на перевод­ный сюжет Жуковского), историко-бытовая опера «Опричник» (по роману Лажечникова), наконец, лучшее из оперных произведений «доонегинского» периода — лирико-комическая опера «Кузнец Вакула» по повести Гоголя. Уже этим ранним операм присущ целый ряд ярких творческих достижений. Однако им чаще недостает достаточной драматургической цельности, завершенности. Вот по­чему некоторые из своих ранних опер Чайковский впоследствии уничтожил, а оперу «Кузнец Вакула» в 80-х годах значительно пе­реработал.

Несмотря на интенсивное творчество, Чайковский в эти годы уделял много времени педагогической и музыкально-критической работе. В течение почти 12 лет он преподавал в Московской кон­серватории: вел курсы теории, гармонии, инструментовки и сочи­нения. Любимым учеником Чайковского был Сергей Иванович Та­неев — выдающийся русский композитор и пианист, ставший его близким другом.

Как педагог Чайковский стремился прежде всего привить уче­никам любовь к Глинке и Моцарту. Изложение различных теоре­тических правил он всегда подкреплял примерами из произведе­ний этих композиторов.

Педагогическая работа Чайковского оказала благотворное влия­ние на развитие русского профессионального музыкального обра­зования. Его личный педагогический опыт нашел отражение в соз­данных им учебных пособиях, из которых особенно большое зна­чение имеет «Руководство к практическому изучению гармонии» (1871 г.) — первый в России учебник для консерваторий по дан­ному курсу, принадлежащий русскому автору.

Как критик Чайковский выступал в московских газетах «Со­временная летопись» и «Русские ведомости» с 1871 по 1876 годы. Его отчеты о музыкальной жизни Москвы, о деятельности моло­дых русских исполнителей, его страстные выступления против засилья на русской оперной сцене произведений итальянских компо­зиторов и исполнителей характеризуют Чайковского как ревност­ного борца за развитие самобытно-национального русского искус­ства. Исключительно большое значение имели печатные отзывы Чайковского о Балакиреве и Римском-Корсакове. Когда Балаки­рев был отстранен от дирижирования концертами Петербургского отделения Русского музыкального общества, Чайковский высту­пил в печати с протестующей статьей, горячо доказывая огромные заслуги Балакирева как музыкального деятеля. Чутко угадал Чай­ковский будущую историческую роль Римского-Корсакова, напи­сав о нем еще в 1868 году: «…нет сомнения, что этому замеча­тельно даровитому человеку суждено сделаться одним из лучших украшений нашего искусства».

Жизнь и творчество 1878—1893 годов.

Нервное заболевание, вызванное напряженной работой и личными тяжелыми пережива­ниями (неудачная женитьба), послужило причиной отъезда Чай­ковского в конце 1877 года из Москвы за границу. В Италии композитором были завершены Четвертая симфония и опера «Евгений Онегин». Огромным было их значение в биографии

Чайковского. Подытожив предшествующий опыт, он одновременно открыл в них новые, широкие горизонты для дальнейшей творче­ской деятельности. Появление этих произведений стало выдаю­щимся событием и в жизни всего русского искусства.

В 80-х и в начале 90-х годов Чайковский обращается к новой тематике, новым образам, новым музыкальным жанрам и формам. Так, после лирической оперы «Евгений Онегин» он создает в 1879 году героико-патриотическую оперу «Орлеанская дева» по трагедии Шиллера. К историческому прошлому относится и сюжет следующей оперы — «Мазепа» (1883 г.) по поэме «Полтава» Пуш­кина. В ней на фоне исторических событий раскрывается лириче­ская драма дочери Кочубея — Марии. Следующая опера этого де­сятилетия— «Чародейка» (1887 г.) по драме И. А. Шпажинского — лирико-трагическая и одновременно народно-бытовая опера. На рубеже нового десятилетия — в 1890 году — появляется выдающееся произведение мировой музыкальной классики — опера «Пиковая дама» на сюжет одноименной повести Пушкина. Эту оперу можно рассматривать как вторую (после «Евгения Оне­гина») вершину в оперном творчестве Чайковского.

В 80-е годы композитор пишет большое количество разнооб­разных симфонических и камерных произведений. Впервые он об­ращается к жанру симфонической сюиты. Дальнейшее развитие получают симфонии (программная симфония «Манфред» — 1885 г., Пятая симфония—1888 г.). Появляются новые увертюры («1812 год», «Гамлет»). В начале 80-х годов создано блестящее, ярко народное по языку «Итальянское каприччио» для симфони­ческого оркестра, продолжившее традиции испанских увертюр Глинки. В те же годы Чайковский впервые обратился к жанру трио и написал свое известное сочинение для рояля, скрипки и виолончели, посвященное памяти Н. Рубинштейна. На протяжении 80-х годов он создал большое количество романсов, глубоких по психологическому замыслу (например, трагический романс «На нивы желтые»…), а наряду с этим — цикл светлых поэтических детских песен. В конце 80-х годов написан второй балет Чайков­ского «Спящая красавица».

Исключительно разнообразно творчество композитора послед­них трех лет жизни. Сразу же после «Пиковой дамы» был сочинен струнный секстет «Воспоминания о Флоренции». В течение 1891—92 годов созданы светлая, солнечная по характеру камерная лирическая опера «Иоланта» на сюжет драмы датского писателя Герца и балет «Щелкунчик» по сказке Гофмана (в обработке Дюма). Продолжалась работа и в области романса и камерно-ин­струментальных жанров. Наконец, в 1893 году появилась Шестая симфония («Патетическая», как назвал ее сам автор) — вершина его симфонического творчества.

В сочинениях 80—90-х годов ведущей чертой — музыки Чайков­ского стало контрастное противопоставление полярных образов: добра и зла, мрака и света, прекрасной мечты о счастье и гнетущей человека действительности, что создает напряженно-драмати­ческий характер всего музыкального развития.

В этот период сочинение музыки составляло основное содержа­ние жизни Чайковского. Много путешествуя по разным странам (Италия, Швейцария, Германия, Чехия и др.) и живя в пере­рывах между заграничными поездками то в Москве, то в Петер­бурге, то у своей сестры на Украине, в Каменке, Чайковский ни на один день не прекращал своего интенсивного творческого труда. Однако и в эти годы он находил время и силы для музыкально-общественной и исполнительской (дирижерской) деятельности.

В 1885 году Чайковский был избран директором Московского отделения Петербургского камерного музыкального общества, а че­рез год — почетным членом Русского музыкального общества. Не будучи уже в эти годы педагогом Московской консерватории, Чайковский, тем не менее, продолжал проявлять большой интерес к ее жизни, посещал экзамены, концерты, постоянно общался, с мо­лодыми композиторами, которые всегда находили у него совет, поддержку и искреннюю и беспристрастную оценку своих произ­ведений.

Начиная с 80-х годов его имя становится популярным не только в России, но и за рубежом. Чайковский с большим успехом высту­пает как дирижер в симфонических концертах и операх, совершает ряд концертных поездок по городам Европы, где исполняются его произведения. Одной из триумфальнейших была поездка в Прагу в 1888 году. После нее Чайковский записал в свой дневник: «В об­щем, конечно, это один из знаменательнейших дней моей жизни. Я очень полюбил этих добрых чехов. Да и есть за что!!1 Господи! Сколько было восторгу, и все это не мне, а голубушке России».

С огромным энтузиазмом чествовали Чайковского и на музы­кальных вечерах в Париже, где он встретил большое внимание к своему творчеству со стороны выдающихся французских музы­кантов.

В 1891 году с большим успехом прошли концерты Чайковского в Америке, куда он был приглашен для участия в музыкальном фестивале по случаю открытия крупнейшего концертного зала Карнеги-холла. Публика и пресса, восторженно отзывалась о ве­ликом русском композиторе.

В 1893 году в Англии Кембриджский университет присвоил Чайковскому звание доктора прав как гениальнейшему музыканту мира.

Еще в 1885 году Чайковский ощутил потребность в постоян­ном домашнем очаге, где можно было бы, по возвращении из пу­тешествий, целиком отдаваться творчеству. Он поселился сначала в окрестностях города Клина — в Майданове, затем во Фроловском, а с 1891 года на окраине самого Клина. Ныне в доме, где жил композитор, находится государственный Дом-музей его имени.

В Клину и его окрестностях в общении с любимой русской при­родой Чайковский создал свои лучшие произведения, в том числе Пятую симфонию и балет «Спящая красавица». Там же в 1893 го­ду он написал и последнюю — Шестую симфонию. Она была впер­вые исполнена в Петербурге под управлением автора. Через не­сколько дней Чайковский тяжело заболел. Болезнь оказалась смер­тельной. В ночь с 25 на 26 октября композитор скончался.

Жизнь великого русского музыканта оборвалась в то время, когда он был в расцвете сил и полон новых, разнообразных твор­ческих замыслов.

Тяжелой утратой явилась смерть Чайковского для всего рус­ского и мирового искусства. По воспоминаниям современников, его похороны вылились в демонстрацию всенародной любви к вели­кому композитору.

Комментирование закрыто.