« | Главная | »

Оркестровка

Опубликовал Художник | 8 Сентябрь 2010

Римский-Корсаков принадлежит к величайшим мастерам и поэтам оркестра. Оркестровка, составляющая органическую часть его музыкальных замыслов, никогда не рассматривалась компо­зитором как внешняя красочно-тембровая оправа произведения. «Инструментовка есть творчество… есть одна из сторон души самого сочинения, — утверждал Римский-Корсаков. — Само сочи­нение задумано оркестрово и в самом своем зачатии уже обещает известные оркестровые краски, присущие ему одному и одному его творцу». В области оркестровки Римский-Корсаков основы­вался на принципах глинкинского оркестрового стиля. С конца 80-х годов, после близкого ознакомления с операми Вагнера, он начал вводить в свои произведения также некоторые приемы, ха­рактерные для пышной и несколько тяжеловесной, хотя и ослепи­тельно блестящей вагнеровской инструментовки (в частности, в партитурах появились дополнительные духовые инструменты).

Но подражателем немецкого мастера он не стал, сохранив свою индивидуальную манеру, необычайно красочную, виртуозную по использовании тембровых возможностей оркестра, по обилию солирующих инструментов, но и чрезвычайно прозрачную, уравно­вешенную и в этом смысле классическую, глинкинскую.

Музыкальное наследие Римского-Корсакова обширно и разно­образно. В него входят пятнадцать опер, десять симфонических произведений различных жанров: симфонии, программные симфо­нические сюиты, каприччио, фантазии, увертюры (а также сюиты, построенные на материале опер), пьесы концертного жанра (скри­пичная фантазия и фортепианный концерт), три кантаты, камерные инструментальные произведения, романсы и дуэты, множество хоровых пьес, обработки народных песен. С наибольшей полнотой и мощью громадное дарование Римского-Корсакова проявилось в его оперных и симфонических произведениях, лучшие из которых при­надлежат к шедеврам музыкального искусства и являются предме­том изучения для композиторов многих поколений.

Будучи постоянно занят собственной напряженной работой — творческой, педагогической, а отчасти и дирижерской, Римский-Корсаков уделял много времени и сил завершению, приведению в порядок и пропаганде произведений русских композиторов, ко­торые остались незаконченными вследствие смерти их авторов. Римскому-Корсакову принадлежит инструментовка «Каменного гостя» Даргомыжского, он редактировал произведения Мусорг­ского, завершил его «Хованщину». Вместе с Глазуновым Римский-Корсаков окончил «Князя Игоря» Бородина.

Римский-Корсаков оставил нам интереснейшие музыкально-ли­тературные работы, которые сохранили до настоящего времени большое познавательное и научно-музыкальное значение. Это — книга воспоминаний «Летопись моей музыкальной жизни», капи­тальный труд «Основы оркестровки», «Учебник гармонии», ряд статей, среди которых выделяется разбор «Снегурочки» (к сожа­лению, он не был завершен композитором).

Своей педагогической работой Римский-Корсаков внес огром­ный вклад в развитие русского музыкального профессионализма, особенно композиторского образования. Среди его учеников надо назвать имена А. К. Глазунова, А. К. Лядова, М. И. Ипполитова-Иванова, А. С — Аренского, классиков украинской и армянской му­зыки Н. В. Лысенко и А. А. Спендиарова, одного из первых латышских композиторов Я. Витола. Римский-Корсаков явился воспитателем нескольких поколений музыкантов, композиторов, теоретиков, музыкальных деятелей. Его педагогические принципы нашли отражение в созданных им учебных пособиях по гармонии и инструментовке, упомянутых выше.

Однако заслуги Римского-Корсакова заключаются не только в передаче своим ученикам чисто профессиональных знаний. Он постоянно воспитывал их в духе бескорыстного и самоотвержен­ного служения родному искусству, учил их быть в этом смысле «глинкианцами» (это определение он с гордостью относил к са­мому себе), ярким примером чего была и вся его собственная творческая жизнь.

Комментирование закрыто.