« | Главная | »

Канилле

Опубликовал Художник | 6 Сентябрь 2010

С осени 1859 года Римский-Корсаков начал заниматься с Канилле, образованным музыкан­том, хорошим пианистом, ценителем национальной русской музыки. Канилле поддержал стремление Римского-Корсакова к серьезному искусству, одобрил его страстную любовь к Глинке. «Канилле от­крыл мне глаза на многое,— вспоминал композитор.— С каким восхищением я от него услыхал, что «Руслан» действительно луч­шая опера в мире, что Глинка величайший гений. Я до сих пор это предчувствовал, — теперь я это услыхал от настоящего музыканта». Канилле направил Римского-Корсакова на композиторский путь, указав ему в качестве образцов сочинения Бетховена, Шумана, Глинки. Под его руководством Римский-Корсаков в течение двух
лет написал несколько фортепианных пьес (вариации, сонатное скерцо, ноктюрн, похоронный марш).

Убедившись в необычайной талантливости своего ученика, Ка­нилле в ноябре 1861 года познакомил его с Балакиревым. Это зна­комство явилось значительным событием в жизни Римского-Корса­кова и предопределило его будущность как музыканта. Год, про­веденный в общении с Балакиревым и другими членами его кружка, привел Римского-Корсакова к уверенности, что его истин­ное призвание — композиторство. Под руководством Балакирева Римский-Корсаков написал большую часть Первой симфонии. По­путно Балакирев знакомил своего ученика с музыкальными фор­мами и инструментовкой. Обучение это носило чисто практиче­ский характер. Не будучи строго систематичным, оно дало поло­жительные результаты благодаря исключительной одаренности начинающего композитора.

Общение с Балакиревым и В. Стасовым расширило кругозор Римского-Корсакова. «Познакомившись с Балакиревым,— писал он,— я впервые услыхал от него, что следует читать, заботиться о самообразовании, знакомиться с историей, изящной литературой и критикой. За это спасибо ему». Балакиревский кружок сыграл большую роль в формировании мировоззрения композитора, в при­общении его к демократическим общественным и художественным идеям 60-х годов. В обстановке боевой и целеустремленной музы­кальной деятельности членов кружка Римский-Корсаков проникся задачами и интересами глинкинского реалистического направле­ния, отчетливо осознал свое назначение русского композитора. Об этом можно судить по одному из его писем начала 60-х годов: «В России музыка только что начала с Глинки свое развитие, и все русские музыканты не идут, а летят вперед… Я бы должен поддержать это развитие музыки в России, из меня вышло бы много…»

Однако путь профессионального музыканта не сразу открылся перед Римским-Корсаковым. По настоянию родных и по совету некоторых музыкальных друзей он был вынужден отправиться в длительное плавание, чтобы завершить свое морское образова­ние. В октябре 1862 года клипер «Алмаз», на борту которого на­ходился гардемарин Римский-Корсаков, покинул кронштадтский рейд.

Комментирование закрыто.