« | Главная | »

Творчество Николая Андреевича Римского-Корсакова

Опубликовал Художник | 11 Сентябрь 2010

Творчество Николая Андреевича Римского-Корсакова, самого младшего из членов Могучей кучки,— живое олицетворение поэ­зии и самобытной красоты русского национального искусства.

Богатейшая художественная культура, созданная русским на­родом, русская история, народный быт вызывали у Римского-Корсакова, верного последователя Глинки, подлинную влюбленность, а с нею и приливы творческого вдохновения.

Особенной притягательной силой обладали для него те памят­ники народного искусства и быта, в которых жизнь народа пред­ставала с ее красочной, поэтической стороны: древние народные поверья, обряды и песни, связанные с народными представле­ниями о природе, легенды, былины и сказки. Именно в этом при­страстии проявилось индивидуальное, свойственное Римскому-Корсакову, понимание народности искусства; здесь он нашел свой путь как русский художник-музыкант. «В сущности, мой род — это сказка, былина и непременно русские»,— говорил композитор. В его произведениях проходят картины старинной народной жиз­ни, бытовой и обрядовой, оживает древняя Русь во всем ее своеобразии и красочности — такой, как она представлялась поэтическому воображению композитора.

В операх Римского-Корсакова на первый план выступают образы, олицетворяющие ум и художественную одаренность народа, его тягу к прекрасному, доброту и возвышенность чувств. Мечты народа о свободе, счастье, красоте, его представления о справедливости и добре композитор воплотил де идеальных, сказочно-иллюзорных образов (берендей царь в «Снегурочке», Царевна-Лебедь в «Сказке о царе Салтане». Обращаясь к сюжетам историческим, Римский-Корсаков шлея к романтизированному, возвышенному изображению героев. Так, задумав оперу о Степане Разине, композитор попросил либреттиста снять из проектировавшегося сценария (цены и эпизоды, в которых акцентировались крова-события: «Личность Стеньки, — писал Римский-Корсаков,— быть непременно несколько идеализирована и должна возбуждать симпатию, а не отталкивать. Надо, чтобы восстала и пронеслась какая-то исполинская фигура среди угнетаемого на­рода. .»

Таким образом, Римский-Корсаков сосредоточивал свое внима­ние в первую очередь на нравственных и эстетических идеалах на­рода, как они вырисовывались в памятниках народного художе­ственного творчества.

В самом искусстве он видел одно из проявлений духовной мощи народа, могучую жизненную силу, облагораживающую че­ловека, пробуждающую в нем высокие стремления, раскрывающую лучшие качества его натуры. В ряде произведений композитора действуют народные герои, славные не ратными подвигами, а своей художественной одаренностью; они являются одновременно носителями высоких патриотических чувств и нравственных идеа­лов. Таков, например, былинный гусляр Садко.

Свойственная Римскому-Корсакову отзывчивость к прекрасному в явлениях реальной действительности нашла отражение в заме­чательных музыкальных пейзажах, в образах природы, играющих большую роль в его сочинениях. Картины моря, леса, разгораю­щейся утренней зари, ночного звездного неба, пейзажи Севера и Юга, зарисовки из мира пернатых и животных, передача всевоз­можных «голосов природы» — все это подвластно музыкальной фантазии композитора — мастера пейзажной звукописи. Римский-Корсаков был наделен каким-то особенным талантом живописать средствами музыки. Однако музыкальные пейзажи композитора обладают не только редкостной яркостью и точностью музыкаль­ного изображения, но и поэтической одухотворенностью, глу­бокой лирической выразительностью. Они эмоционально окрашены.

В тесном единстве с природой выступают в музыке Римского-Корсакова сказочные, фантастические образы. Чаще всего они олицетворяют, как и в произведениях народного творчества, те или иные стихийные силы и явления природы (Мороз, Леший, Морская царевна и др.). Фантастические образы заключают в се­бе наряду с музыкально-живописными, сказочно-фантастическими элементами также черты внешнего облика и характера реальных людей. Такая многогранность (о ней подробнее будет сказано при разборе произведений) придает корсаковской музыкальной фан­тастике особое своеобразие и поэтическую глубину.

Комментирование закрыто.