« | Главная | »

М. Г. ГРЕКУ (Род 1916 г.)

Опубликовал Художник | 24 Ноябрь 2012

В середине 1960-х годов многие советские художники стали с особым вниманием изучать, а зачастую и практически использовать традиции народного искусства, добиваясь при этом органичного сопряжения приемов народного и профессионального искусства.
При всей несхожести подобных произведений их объединяет близость к народному мировосприятию, к той философии жизни, которую вековой опыт народа выносил и выстрадал.


Ведь о чем бы ни повествовал народный художник — будь то счастье или горе, спокойствие мирных или яростная страсть сражений — за любой сценой стоит ощущение вечной и нерушимой красоты мира, которая и есть начало всех начал. Именно такая глубоко оптимистическая поэтика народного понимания жизни, народного чувства красоты лежит в основе творчества выдающегося молдавского живописца Михаила Григорьевича Греку. Греку родился на юге Бессарабии и юношей учился в Бухарестской Академии художеств. В ту пору (конец 1930-х годов) на него особо сильное влияние оказал замечательный мастер румынской живописи Александр Чукурейку.

Когда Бессарабия вошла в состав СССР, Греку перебрался в Кишинев и стал учиться в художественном училище. Многое ему дало знакомство с богатствами музеев Москвы и Ленинграда; он вошел в близкие творческие контакты с видными советскими живописцами старших поколений.

В 1950-х годах Греку стал зрелым и опытным мастером. В его композициях («Татарбунарское восстание», 1957, «Весна», 1957, портрет агронома Глушко, 1958) проявляются драматический темперамент, напряженная экспрессия цвета, убедительное сочетание повествовательных и пластических элементов. Но Греку неудовлетворен своей работой. Он не в состоянии преодолеть власть «общих мест», некоторую застылость и ограниченность выразительных возможностей свое- то живописного стиля. Художник экспериментирует, варьируя приемы живописи разных времен.

Композиции начала 1960-х годов («Новый Кишинев», «Осенний день». «Чадырлунгские девушки») уже отличают ясность и свежесть ощущения жизни, праздничная яркость колорита, живая и трепетная игра мазков, придающие энергичную динамичность изображению. У художника как бы очистилось его живописное зрение. И образы мира стали представать в его творчестве как отзвуки прекрасной и возвышенной в своей простоте музыки жизни. От таких концепций прямой путь к единству и творческой близости с народным искусством. И Греку приходит к такой близости.

Начиная с середины 1960-х годов, едва ли не все новые его картины похожи на лубки, вышивки, ковры. Поэзия душевного здоровья, радостная в своей щедрости форм и красок праздничность изображения жизни — вот что прежде всего привлекает живописца в произведениях народных мастеров. Уже в первых своих композициях, где явно и открыто использованы образно- стилевые черты и мотивы народного искусства («Проводы», 1964; «Радушие», 1965—1967; «Погребок осенью»: 1966; «Осень», 1966; «Ворота», 1966 и другие). Греку ничуть не жертвует своим тонким и виртуозным артистизмом. Простота повествования, близкая к «примитиву» условность изображения, сочетается в этих вещах с изысканностью и мелких прозрачных цветовых сочетаний; с мудрой философичностью размышлений о жизни.

В особой мере все эти своеобразные качества присущи триптиху 1967 года «История одной жизни», который принес художнику громкое и вполне заслуженное признание. Это притча, своего рода народный «театр жизни». Каждая деталь предстает здесь не только в своем реальном значении, но еще и как исполнитель особой, специальной ей отведенной роли. Мальчик, стоящий между двумя запряженными для пахоты быками (левая часть триптиха)*; фигуры старика и старухи, рассматривающих из-за высокого забора, работающий на пахоте трактор (центр); наконец, своего рода групповой портрет крестьянской семьи, собравшейся под сенью деревьев в саду родного дома (правая часть) — во всех случаях это рассказ о жизни, о времени. о высших началах бытия.

Как и народные мастера, Греку видит «душу» в каждом предметном мотиве и отблеск человеческих чувств и размышлений на любой из запечатленных деталей общей картины жизни. В триптихе «История одной жизни», как и во всех иных произведениях Греку, близких к фольклорной традиции, торжествует высокая гармония.

Комментирование закрыто.